Атанас Атанасов, председатель Сургутского Болгарского землячества: ​Сюрхот – Сургут город Бoлгарского ханства Х века

24.12.2017 3:25 4

Атанас Атанасов, председатель Сургутского Болгарского землячества: ​Сюрхот – Сургут город Бoлгарского ханства Х века

Четверть века назад, в дни чествования 400-летия Сургута, в газете сургутских нефтяников «Нефть Приобья» местный журналист Кирилл Иванов написал, что мы чествуем четыре столетия русского города Сургута и что здесь было поселение еще минимум за два тысячелетия до новой эры.

Порой, чем больше времени проходит с момента исторического события, тем больше, вопреки логике, находится доказательств, утверждаю-щих одни гипотезы и опровергающих другие.

На протяжении более пятисот лет во всем мире верили в непререкае-мую, казалось бы, истину: Америку открыл Христофор Колумб. Теперь мы все знаем, что первыми из европейцев на берега Америки высадились викинги. И сделали они это задолго – за пять веков – до Христофора Колумба.

Кажется, наступила пора и нам отказаться от старого стереотипа, утверждающего, что до похода Ермака значимой истории в Сибири не было, что поселение на месте нынешнего Сургута появилось только в 1594 году.

Сургут был основан камско-волжскими болгарами как стратегически важный объект для торговли с Китаем под именем Сюрхот еще шесть с половиной веков до Ермака.

В древнеболгарской летописи «Гази-Барадж тарихы» есть сведения об основании крепости Сургут. Крепость была построена Байтуганом и внуком Салахби Сып-Самбатом, получившим мусульманское имя Гусман. Вот этот отрывок [1, гл. VI]: «…А граница между булгарскими провинциями Ура и Байгул шла по Соболу или Байгулу, а затем, чуть не доходя до устья Тубыла, шла также к верховьям Асада. Восточная граница Байгула захватывала низовья реки Ени-су и стойбища народов тойма и дюди, отсюда шла к реке, которой сын Байтугана Таз-Умар дал свое прозвище Таз и в устье которой основал крепость Мэнхаз, от её верховьев – к низовьям Каты-су, от них – к Байгул-су… Место встречи с Гусманом было очень удобным, и Байтуган распорядился возвести здесь крепость, названную Сюрхот … А весь путь – от Болгара к Чулым-су, от Чулым-су до Сюрхота и от Сюрхота к Болгару – назывался «Дальней дорогой». Если хотели проехать от Сюрхота к Болгару, то пускались от этой крепости на Байгул-су к устью реки Хонта…».

Мы легко узнаем привычные сегодня для нас географические названия: Собол – Тобол, Хонта – Конда, Ени-су – Енисей, Мэнхаз – Мангазея, Ура – Урал, Чулым, Таз. Исходя из времени проживания Салахби (Вещего Олега) [2], умершего в 922 году, можно с большой долей уверенности предположить время строительства Сургута – 940-970 гг.

Рассказывая об истории Сибири, Гази-Барадж отмечал, что раньше в степной зоне юга Западной Сибири и на севере Казахстана жили кочевые племена масгутов. Пришедшие из Забайкалья хоты (предки угорских народов), ассимилировали их и взяли некоторые имена аборигенов. Болгарский автор в частности упоминает башкортов и сэбэрцев. Второй из названных этнонимов Гази-Барадж истолковывает, как «союзники». Наличие такого имени и данного его толкования позволяет нам утверждать, что «масгуты», проживавшие в Сибири до прихода туда хотов, были потомками савроматов. Хоты (угры) появились на юге Западной Сибири в I веке до нашей эры. Далее, часть сэбэрцев и башкортов ушла с Булюмаром, но основная их часть осталась на прежнем месте. Гази-Барадж пишет: «При балтаваре Алып-бие – деде Айбата – болгарский купец Тойма по прозвищу Тура отправился в землю башкортов, называемых также сэбэрцами. Побыв там, он поехал дальше на север и оказался в стране урцев. А сейчас урцы живут на самом краю Земли, на берегу Чулманского моря, а некогда они обитали в провинции Тубджак и на юге провинции Ура» [3].

Здесь: Алып-би – сын Булюмара, дед Атиллы (Атилле-Айбата); урцы – самодийцы. Алып-би умер в 378 году.То есть, в IV веке самодийские племена занимали всю лесную зону Западной Сибири.

Кочевники башкорты-сэбэрцы, жили в степных районах Сибири и в Зауралье вплоть до начала IX века, когда их разбили баджанаки (печенеги). После этого большая часть их убежала в Европу. А меньшая часть укрылась в лесах Западной Сибири. Это и были предки хантов и манси. Причем, по словам Гази-Бараджа, не все из тех, кто поселился в лесах Сибири, смогли себя прокормить: «Но места здесь были голодные, поэтому половина башкортов очень скоро перешла через Урал на Чулман-Идель и Агидель и образовала здесь бекство Бершуд… » [4].

Здесь: Чулман-Идель – река Кама; Агидель – река Белая.

Откуда взялись болгары в Западной Сибири?

Во второй половине VI века территория от Тихого океана до Черного море входила в состав одного из крупнейших в истории человечества древних государств – Тюркского (или Тюркутского) каганата во главе с правителями из рода Ашина. В период наибольшего его территориального расширения каганат включал в себе территории Китая (Маньчжурии), Монголию, Алтая, Средней Азии, Казахстана. Дань Каганату (т.е. вассалами) платили Сасанидский Иран, китайские государства Северное Чжоу и Северная Ци. В 576 года Тюркский Каганат включает в свой состав византийские провинции на Северном Кавказе и в Крыму. Одним из племен, составляющих межплеменной союз под названием Тюркский каганат, были древние болгари (или булгары) [5].

Недолго продолжалось существование этого крупнейшего по территории государственного образования. Непрерывные междоусобные войны, обострение социальных и межродовых противоречий, войны с соседями и в первую очередь с Китаем привели к тому, что в 603 году Тюркский каганат распался на Западно-тюркский каганат и Восточно-тюркский каганат [6].

В 631 году Кубрат основал на Кубани государство. Это произошло после того, как его дядя Органа-Моходу разгромил нушибийцев и хазар и этим помог Кубрату. Отец Кубрата не принадлежал к роду тюркских каганов царского дома Ашина, а происходил из тюркского рода Дуло, который поддерживал Органа-Моходу. В «Именнике болгарских ханов» [7] Авитохол и Эрнак тоже отнесены к роду Дуло, что указывает на тенденцию связывать болгарских ханов VII века с прославленными гуннскими вождями в V веке. Некоторые авторы утверждают, что под именем Авитохол (из рода Дуло) скрывается имя Аттила, хотя другие авторы отвергают это фактом, что Аттила умер на полтора века до того, как род Дуло выделился из рода Ашина [8].

Кубрат родился в 584 году. Его отец участвовал в междоусобной борьбе за западно-тюркского престола и погиб в ней. В связи с несовершеннолетием Кубрата, Органа, брат матери Кубрата, стал его регентом. Он посетил Константинополь и заключил обоюдовыгодный мир с Византией. По договоренности с византийским императором, Кубрат был оставлен в византийской императорской семье, где вырос, получил воспитание и образование вместе с византийским престолонаследником. Здесь он принял крещение, получил сан патриция [9]. Однако нет никаких свидетельств, что христианство получило широкое распространение среди болгар. Таким образом Органа обеспечил безопасность жизни Кубрата, получение высокого образования и отличной подготовки Кубрата для будущей роли правителя Болгарии по образцу организации византийского государства, считавшейся в то время самой совершенной в мире.

По Именнику болгарских ханов, предком Курбата считался гуннский вождь Аттила. Себя Курбат относил к знатному роду Ашина [10].

К 635 году Кубрат объединил под своей властью несколько болгарских племён и добился независимости от авар. Около 635-641 годы заключил дружественный союз с византийским императором Ираклием, который называл его братом.

В современной историографии созданное им объединение называется Великая Болгария или Великая Булгария (Мagna Bulgaria). Столицей государства, предположительно, стал город Фанагория (на Кубанском побережии Керченского пролива, позже в результате крупного землетрясения ушедшего под воду) [11].

Кубрат был вынужден перенести столицу в районе города Полтавы, нынешней Украины. Угроза Хазарского каганата или землетрясение стали тому причиной, достоверно утверждать нельзя.

В 12 километрах от Полтавы, на берегу реки Ворскла, 29 мая 1912 год два мальчика, пасшие скот, случайно открыли захоронение хана Кубрата. Останки этого клада, хранящегося сегодня в Государственном Эрмитаже, представляют собой свыше 900 экспонатов общим весом 25 кг золотых и 50 кг серебряных изделий. Археологи предполагают, что бòльшая часть была разграблена жителями деревни.

Феофан Исповедник пишет, что перед своей смертью Кубрат советовал своим сыновьям держаться вместе, чтобы успешнее защищать свое государство от других народов. Но они не сумели выполнить завет отца [12].

По утверждению большей части историков, Кубрат умер примерно в 650 году. Во главе государства становится старший брат Баян (Бат-Баян, Безмер). В 671 году в Болгарию вторглись хазары и за год завоевали большую часть территории государства.

Старший сын Бат-Баян исполнил завет отца и остался в Великой Болгарии, но после ухода своих братьев с отдельными племенами не смог сдержать напор хазар и был покорён ими, переселен на Кавказ и вынужден платить им дань, по словам Феофана Исповедника. Потомки этих переселенцев – нынешние балкарцы.

Племена утигуры и часть уногундуров, во главе со вторым сыном Котрагом, ушли на север по Дону и заселились в районе слияния Волги и Камы. Так в районе нынешней Казани появилась Камско-Волжская Болгария [13].

Кутригуры и вторая часть уногундуров во главе с Аспарухом, третьим сыном Кубрата, унаследовали западную часть Великой Болгарии (Буд-жак, нынешняя Молдова, Черниговская область и юг Украины). В 679 году Аспарух перешел через Дунай и вторгся в Добруджу и Мизию (нынешняя Северная Болгария, тогда провинции Византии). По результатам этой пер-вой болгаро-византийской войны (а в истории Дунайской Болгарии было целых 35 войн с Византией!) в 681 году был подписан мирный договор, по которому Византия признавала завоеванные Аспарухом византийские земли болгарскими и обязывалась платить ей ежегодную дань.

Хазарии, которая по сути унаследовала Западно-Тюркского каганата, по силам было завоевать за несколько лет и остальную часть Великой Болгарии, если бы она не подвергалась с юга набегам значительно более многочисленных арабов.

Четвёртый сын Кубер (или Кувер), правитель северо-западной части Великой Болгарии, по словам Феофана Исповедника, «покорясь кагану аварскому, остался с народом своим в Паннонии аварской». Кубер попытался поднять восстание против авар, но это ему не удалось, и он был вынужден, став конфедератом, поселиться на территории современной Македонии, под-чиняясь Византии.

Рядом с «Мадарским конником», высеченным в камне в начале VIII века в районе нынешнего болгарского города Шумена сыном Аспаруха Тервела, есть слова: «Но мои дяди не поверили безносому императору и ушли в свои селения» [14].

Альцек, самый младший сын Кубрата, поселился на территории современной Италии в государстве лангобардов. Историк Павел Диакон посвятил целый параграф истории переселения болгар в район Беневента. Под предводительством вождя Альцека болгары пришли в Италию к королю лангобардов Гримуальду (662-671), который отправил их к своему сыну Ромуальду в Беневент, где они и осели в Сепине, Бовиане и Инзернии. Весной 2017 года италианское государство воздвинуло памятник в полный рост Альцеку. Больше о Альцеке сведений нет [15] Некоторые болгарские и итальанские историки предполагают, что вскоре Алцек с большей части своих болгар пересек Адриатику и переселился к куберовским болгарам. Этим объясняют они что на каменную колонну у Мадары Тервел писал «Наши дяди» а не «наш дядя». Если эта версия права, то к 706 году, когда кан Тервел помог свергнутому византийскому императору Юстиниану вернуть себе престол в Константинополе, Кубер и Альцек в операцию Тервела участие не приняли.

Одного поля ягоды… Понятно, что кочевникам, привыкшим жить большими родами, трудно было прокормиться в лесах, где большие массы людей не могут существовать в принципе. Поэтому им пришлось привыкать к новому укладу жизни, расселяясь по территории семьями. Естест-венно, что охотничьих угодий на всех не хватило. Поэтому половина бывших кочевников была вынуждена переселиться в Бершуд (Башкортостан). В дальнейшем, бершудцы, теснимые тюрками, были вынуждены мигрировать на север и северо-восток. Бершудцы стали основой для таких народов, как байгулы (вагулы, манси), удмурты, коми. Часть бершудцем отступили на юг в направлении Персии, откуда позднее переселились на Южный Урал в поречии рек Урал и Белая. Это нынешние башкиры.

о данный процесс начался только с конца X века, когда в Болгарии произошел так называемый «туркменский потоп». А степи Западной Сиби-ри и Северного Казахстана, в конце концов, оказались в руках тюркоязычных оймеков-огузов. Они стали южными соседями хантов. Тем не менее, хантами (остяками) была занята не вся лесная часть Западной Сибири. Территория вдоль течения Оби до места слияния её с Иртышом была населена преимущественно селькупами. Когда в конце IX века Джилки создал на берегах Волги крепкое государство, бершудцы тут же признали главенство болгар. Их бий Куш подчинил Болгарии все северные территории, вплоть до Ледовитого океана. Восточная граница этой территории проходила вдоль Уральского хребта. Но уже в то время в районах Северного и Приполярного Урала болгарские купцы стали проникать к нижнему течению Оби. Об этом говорит Гази-Барадж, рассказывая о купце Асаде, который путешествовал во времена правления Алмыша (Ялкау, 895-925 гг.) между Уралом и Обью. Болгарский автор также упоминает об отце Асада купце Ладже, в честь которого была названа река Ляля (бассейн Оби), на которой он заплутал и чуть не попал на Северную Сосьву, вместо просто Сосьвы.

Атанас Атанасов, председатель Сургутского Болгарского землячества: ​Сюрхот – Сургут город Бoлгарского ханства Х века

После разгрома половцев в 1117 году во время так называемой «Свадьбы Ай-Юбая» одному половецкому князю удалось спастись. Гази-Барадж пишет: «Произошло великое избиение объятых ужасом куманов. Жители окрестных аулов сами выскакивали из домов и били кыпчаков чем попало. Из девяти тысяч бегущих только тысяча – во главе с одиннадцатым сыном хана Мануком – вырвалась в степь» [16].

Задолго до Ермака болгарские войска вычистили степи от несоюзной им части куманов, освободив торговые пути. Но Манук не успокоился. Он ушел в Зауралье к оймекам и оттуда нападал на Волжскую Болгарию через территорию современного Башкортостана (Бершуд, Башкорт, Тамта). Иногда проникая даже за реку Шешму. Так продолжалось вплоть до 1135 года, когда кан Болгарии Шамгун, деливший власть с Селимом Колыном, пошел походом на Манука и оймеков. В этой битве Шамгун погиб, но был убит и Манук, а его войско было разгромлено. После этого в Болгарии начался период царствования хана Анбала, который своим безалаберным правлением довел страну до кризисного состояния. Гази-Барадж пишет: «Однако дела внешние, благодаря Селиму, были хороши. Гибель Манука заставила караоймеков присмиреть, и они после переговоров с посланником Колына Курнаем согласились подчиниться Державе и образо-вать подвластную ей провинцию Тубджак» [17].

Это событие произошло не ранее 1135 года и не позднее 1140 года, когда под защиту присоединенного болгарами Тубджака бежали из Средней Азии кипчаки. Их выгнали с мест традиционного обитания каракитаи (каракидани), пришедшие в это время из Северо-Восточного Китая. Столицей вновь присоединенной провинции Тубджак стал город Кызыл Яр, нынешний казахстанский город Петропавловск. После того как в 1141 году каракитаи потерпели под стенами Кызыл Яра поражение, внешней опас-ности для планомерного освоения Сибири не стало.

Гази-Барадж пишет о сыне Ислам-Батыша (который был родным бра-том Кучки) Гусмане: «И сын его Гусман торговал за Бий-су и получил поэтому прозвище Шегор, но затем ему стало здесь тесновато, и он, сразу же после присоединения к Державе Тубджака, отправился еще дальше. Тогда, в первую свою поездку, Шегор добрался до реки Иджим (или Ишим) и назвал её именем своего сына. А оймекская эта река получила имя знаменитого сэбэрского или маджарского хакана Иджима – отца Башкорта, по имени которого сэбэрцев стали называть башкортами. На этой реке была любимая ставка оймекских ханов, а говорят – еще и самого Иджима – Кызыл Яр».

Маршрут второго путешествия Гусмана Гази-Барадж описывает: «Во вторую свою поездку Гусман добрался уже до Чулым-су или Чулмыша (река Чулым, правый приток Оби), проехав после Ишима Артыш (Иртыш) по Сюрхотской переправе (в районе поселка Саргатское, 65 км к северу от Омска),Оймск-су или Ям (река Омь), по имени которой стали зваться северные кыргызы, Байгул (река Обь) выше устья Чулыма. Весь этот путь наши стали называть Чулымским или Чулмыш-юлы, а также Хон-юлы (гуннский путь) и Хот-юлы … А там купец узнал, что от Чулыма по Байгул-су чулмышцы добираются до сэбэрского народа байгулов (вагулы-манси, жили в XII веке между Уралом и Нижней Обью) и отправился туда. По пути он давал названия рекам и отмечал их на бересте. После устья Чулым-су Гусман миновал устье речки, которую назвал Каты (Кеть). Следующей речке он дал имя своего дяди Байтугана (Пайдугина), следующей – название тамтайской речки Дим (Дым), следующей – Баг (Вах), ибо ему возле неё приснился сад, следующей – Ахан (Аган)… Вскоре после этого они встретились с Байтуганом и улугбеком болгарской провинции Байгул тарханом Булюмом» [18].

Атанас Атанасов, председатель Сургутского Болгарского землячества: ​Сюрхот – Сургут город Бoлгарского ханства Х века

Маршрут этот имеет значительный интерес, так как им пользовались вплоть до конца XIX века. Выходил он с территории Центральной Болгарии сухим путем. Реку Белую путешественники пересекали в районе современной Уфы. Далее дорога шла по известному в царское время тракту (она и сейчас проходит в этих местах), который в европейской России называют Сибирским трактом, а в Сибири Московским трактом. От реки Белой достигали реки Стерля. Затем спускались с Уральских гор до озера Чубар-кюль (Чебаркуль) и крепости Челябе (Челябинск). Отсюда дорога шла к реке Тобол (Собол), через которую переправлялись в районе Кургана (так звали первого болгарского губернатора Тубджака). Реку Ишим пересекали в районе города Кызыл Яра (ныне Петропавловска Казахского). Затем от реки Ишим доезжали до «сюрхотской переправы» через Иртыш и далее следовали вдоль реки Омь и её правого притока Камы или по другому правому притоку Оми – Тартасу до водораздела с бассейном Оби (Байгула). Кстати, именно на этом водоразделе до сих пор стоит деревня Сургуты.

Далее, следуя вдоль рек Пардиг или Андармы, являющихся истоками реки Чаи, достигали берегов Оби. Если купец собирался двигаться дальше, то здесь он уже садился на корабль. Некоторые путешественники начинали путь на судах еще от устья Оми. Отсюда они плыли либо по Оми и Иче до её верховий, где перетаскивали лодки в Андарму. Либо по Оми до верховий Туртаса, где был волок в Пардиг. После начала освоения Сибири русскими, наиболее популярным путем из Иртыша в Обь был Тарский путь. По реке Таре (правому притоку Иртыша) плыли до её истоков, где перетаскивались в Чузик, приток Парабели, которая впадала в Обь в районе Нарыма.

Атанас Атанасов, председатель Сургутского Болгарского землячества: ​Сюрхот – Сургут город Бoлгарского ханства Х века

Путь из Болгарии до Среднего течения Оби, проходивший по югу Западной Сибири, назывался, по словам Гази-Бараджа, Чулымской дорогой. Купцы Болгарии непременно стремились попасть в правый приток Оби Чулым. Болгарский автор не дает пояснений о причинах такого стремления. То ли по этой реке осуществлялась торговля с восточными странами, то ли здесь были особо богатые пушниной места. Но другие варианты названия данного тракта – Хон-Юлы (гуннский путь) и Хот-Юлы (хотский путь) говорят за то, что данным путём купцы торговали с Китаем. Ведь хоны (гунны) и хоты (угры) в древности жили на севере Китая.

От Чулыма купцы часто возвращались в Болгарию северным путем, которым плавал в свое второе путешествие и Гусман. Далее Гази-Барадж рассказывает о месте встрече Гусмана, его дяди Байтугана и губернатора сибирской провинции Байгул Булюма: «Байтуган распорядился возвести здесь крепость. Так как к месту встречи прибыло 50 человек Байтугана и столько же – Гусмана, её решено было назвать Сюрхот («Сто Гуннов»)…» [19].

Гази-Барадж не зря упоминает крепость Сургут. В освоении Сибири болгарами она имела важное стратегическое значение. Город находился в центре провинции Байгул, присоединенной вместе с Тубджаком. Кроме того крепость стояла на главной реке Западной Сибири. И наконец, от нее был проложен путь к Мангазее. Да-да Мангазея, вовсе не возникла в начале XVII века, а существовала задолго до этого. Болгарский автор XIII века Гази-Барадж пишет: «От Сюрхота ездили также к Мэнхазу, а оттуда – к реке Ени-су, где живут народы дюди и тойма» [20].

От Мангазеи болгарские купцы добирались до Енисея. Данный мар-шрут также был популярным в XVII веке, когда русские торговые и охочие люди перебирались с Таза на Енисей. На этом пути был построен еще один форпост русской колонизации – Туруханск.

Гази-Барадж описывает маршруты, которыми ходили болгарские купцы и охочие люди в Сибирь следующим образом: «А весь путь – от Болгара к Чулым-су, от Чулым-су до Сюрхота и от Сюрхота к Болгару – назывался «Дальней дорогой». Если хотели проехать от Сюрхота к Болгару, то пускались от этой крепости на Байгул-су (на Оби) к устью реки Хонта (Конда). Путь от нее охранялся сэбэрцами-хончийцами (хантами), поэтому ее так и назвали. От Хонты ехали к мензелю Булым (Пелым) в месте слияния рек Булым и Тауда (Тавда), отсюда – к мензелю Ладж-су в устье реки Ладж-Уба (Лозьва). На этой реке как-то заплутал купец Ладж-бай – отец торговца Асада, и едва не отправился по ней к реке Кук-Сузбай (Северная Сосьва) вместо того, чтобы ехать к реке Сузбай (Сосьва). А обе реки получили имя отца Куша – первого бия хончийцев, подчинившего хончийские области Бершуд и Ура болгарскому кану Джилки (конец IX века). Хончийские проводники недопоняли Ладжа и повезли его не к той Сузбай. В память об этом происшествии хончийский бий Мал назвал реку именем Ладжа (Ляля). А от мензеля Ладж (возможно современный поселок Гари) ехали к мензелю Сузбай (Сосьва) на реке Сузбай, от неё – к мензелю Тура (Верхняя Тура, Верхотуринск) на реке Тура, от неё – к мензелю Тагыл (Нижний Тагил) на реке Тагыл, основанному сыном Мала бием Тагаем. От Тагыла ехали к Чильбя-су (река Сылва), на которой был мензель Кунгур, что на хонском языке означало «Ночлежный двор». А отсюда уже по Чулману (Каме) и Агидели (Белая+ Кама) ехали к Болгару …»[21].

Данным путем в дальнейшем перемещались и другие освоенцы Сибири. Можно с уверенностью заявить, что Гусман и Байтуган плавали по Оби неоднократно и основательно. Ведь обнаружить устья рек в этих местах невероятно трудно из-за многочисленных протоков и русел, имеющихся в пойме Оби, а также большого количества рукавов, впадающих в неё рек.

Итак, Гази-Барадж утверждает, что в первой половине XII века прак-тически вся Западная Сибирь была присоединена к болгарской державе. Административно её территория делилась на три губернии: Ура, Байгул и Тубджак. Причем, провинция Ура существовала еще с конца IX века. Болгарский автор даже описал границы сибирских провинций: «Булюм сообщил, что уже договорился с улугбеком болгарской провинции Тубджак Курганом об общей границе обеих губерний. Она проходила от реки Байтуган до места на Тубыле (Тобол) между устьем Ишима и реки Тамьян-су (Демьянка) и далее шла к верховью реки Асад, названной в память о погибшем здесь в правление Ялкау купце Асаде» [22].

Далее границы между провинциями распределялись следующим образом: «граница между болгарскими провинциями Ура и Байгул шла по Соболу или Байгулу, а затем, чуть не доходя до устья Тубыла, шла также к верховьям Асада. Восточная граница Байгула захватывала низовья реки Ени-су и стойбища народов тойма и дюди, отсюда шла к реке, которой сын Байтугана Таз-Умар дал свое прозвище Таз и в устье которой основал крепость Мэнхаз, от ее верховьев – к низовьям Каты-су (Кеть), от них – к Байгул-су…» [23].

Сибирские провинции находились под патронажем Волжской Болгарии сто лет. Гази-Барадж пишет по поводу обвинения его в предательстве в войне Волжской Болгарии с монголами: «Да, я передал нашему союзнику – Мэнхолу совершенно опустошенные войной Саксин и Тубджак или Сэбэр, но в ответ великий кан передал нашей Державе Кортджак с Каном, Булымером, Джуннэ-Калой, Балыном и Джиром, а также Шуд с его озерами, Джукетуном и дорогами, благодаря чему мы стали хозяевами лучшей половины Балына и восточных областей Галиджа …» [24].

Здесь: Мэнхол Монголия; Саксин территория между Волгой и Яиком (Уралом); Тубджак южносибирская провинция; Кортджак территория Московской области с прилегающие к ней земли; Кан Муром; Булымер Владимир; Джуннэ-Кала Нижний Новгород; Шуд территория к северо-востоку от Суздаля; Джукетун город Великий Устюг; Балын Суздальская земля; Галидж Новгородская земля.

Далее власть над Сибирью переходила из рук в руки различных кипчакских ханов. В этом калейдоскопе были периоды, когда Болгария на время восстанавливала свое влияние в данном регионе. Но чаще всего это влияние ограничивалось сбором дани. Так продолжалось вплоть до XVIвека.

Земли по Вятке относились как раз к Кашанской и Бийсуйской провинциям Болгарии. Новые сибирские провинции также были в ведении Селима Колына.

В этой связи мы бы еще хотели высказаться о статусе Хаддадов в сибирском освоении. Очевидно, что они не были праздными наблюдателями, скучающими путешественниками или простыми торговцами. Встречу нового губернатора Байгула Булюма, объезжающего территорию только что созданной провинции, с Гусманом и Байтуганом на месте будущего Сургута, можно назвать официальной. По словам Гази-Бараджа, губернатор рассказал Кучковичам о границах вверенной ему провинции. А это дает повод утверждать, что Хаддадам в освоении Сибири отводилась роль не только землепроходцев и купцов, но и официальных представителей администрации Болгара с соответствующими полномочиями.

В этой связи на первый план выходит «серый кардинал» Волжской Болгарии, сын строителя Москвы – Селим Колын. Как известно, он официально не был ханом Болгарии, но его власть, по свидетельству Гази-Ба-раджа, превосходила ханскую. Естественно, что Селим Колын должен был иметь помощников и тех людей на кого он мог положиться. Волжская Болгария в лице сибирских провинций приобрела золотые закрома. Официальных губернаторов новых провинций также назначал Селим. Но Хаддады, судя по всему, были особо доверенными лицами Колына. Селим Колын в лице Кучковичей привлек к освоению Сибири близких ему людей – мурдасских князей, вместе с которыми провел своё детство и юность в Москве.

Когда-то Батыш-Шамгун, князь вятичей, предоставил убежище его отцу Ахаду Мосха, теперь Колын помогал внукам Батыша, патронируя их переселение на Вятку и в Сибирь. Официальные губернаторы Сибири отчитывались перед Кучковичами только потому, что за их спинами стоял всемогущий Колын. К тому же, силами Кучковичей, на наш взгляд, болгарский хан и эмир Колын желали обеспечить внутренне умиротворение новых губерний, защиту от внешней экспансии, налаживание торговых путей, а также сбор и доставку в метрополию ясака. В этой связи, переезд кучковичей в Сибирь выглядит вполне закономерным.

Именно в то время, когда Гусман и его дядя Байтуган исследовали сибирские земли, Юрий Долгорукий накладывал свою могучую руку на последние уделы Хаддадов в Мурдассии. Именно в первой половине XII века в лесостепях и степях Верхнего Подонья шли ожесточенные сра-же-ния за контроль над этими территориями между Болгарией и верными ей половцами с одной стороны и русскими княжествами с другой стороны. Поэтому внутренних побудительных причин для переселения в Сибирь у чалдонов было предостаточно.

Литература

1. Гази-Барадж тарихы (летопись Гази-Бараджа). Глава 6.

2. Львова, З.А. Некоторые данные летописи «Гази-Барадж тарихы» о народах и государствах Восточной Европы IX в. // Археологический сборник, выпуск 37. – СПб: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2005.

3. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т. 1. – Оренбург, 1993. – С. 18.

4. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т. 1. – Оренбург, 1993. – С. 29.

5. Сосанов Кошали. История Казахстана. Справочное пособие. – Алматы: Ол-Жас Баспасы, 2007. – С. 22-23.

6. Локотинова О.С. Гребенюк Ю.П. Методические рекомендации по подготовке школьников к ЕНТ по истории Казахстана. – Алматы, Изд-во Института повышения квалификации и переподготовки кадров системы образования, 2005. – С. 26.

7. Локотинова О.С., Гребенюк Ю.П. Ук. соч. – С. 14-15.

8. Гумилёв Л.Н. Древние тюрки. – М., 1967. – 504 с.

9. Хронография Феофана Исповедника / пер. О. Бодянского. – СПб, 1854.

10. Цечоев В.К., Асташин В.Е. Отечественная история: Учебное пособие / Под ред. Цечоева В.К. – М.: МарТ; Ростов н/Д: МарТ, 2004. – С. 74-75.

11. Артамонов М.И. История хазар. – Л., 1962. – С. 164-165.

12. Хронография Феофана Исповедника / пер. О. Бодянского. – СПб, 1854.

13.Бешевлиев Веселин Прабългарски епиграфски паметници. – София (Болгария): Изд-во Отечественного фронта, 1981. – С. 57-67.

14. Краткая история Болгарии. – М., 1987. – С. 39.

15. Мингазов Ш.Р. Наследники великой Болгарии в Западной Европе // Филология и культура. Philology and Culture. – 2012. – № 1 (27). – С. 201-207.

16. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т. 1. – Оренбург, 1993. – С. 29.

17. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т.1. – Оренбург, 1993. – С. 119.

18. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т.1. – Оренбург, 1993. – С. 125.

19. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т.1. – Оренбург, 1993. – С. 78.

20. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т.1. – Оренбург, 1993. – С. 79.

21. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т.1. – Оренбург, 1993. – С. 78.

22. Пелих Г.И. Обские Каяловы о реке Каяла // Вопросы географии Сибири. Вып. 21. – Томск, 1995. – С. 70.

23. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т.1. – Оренбург, 1993.

24. Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т.1. – Оренбург, 1993.

Рафис Шаймарданов, д-р пед. наук, профессор

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Получение водительских прав в автошколе Вираж В Югре обновляют автопарк автомобилей скорой помощи ​Дума Югры утвердила окружной бюджет. Какой он? В Москве у здания Госдумы полицейские задержали 14 человек. Половина из них — несовершеннолетние Заместителя главы СКР по Москве временно отстранили от должностных обязанностей

Лента публикаций