Дмитрий Щеглов: ​Правила не для жизни

27.03.2018 10:06 2

В России
существует невообразимое количество разнообразных бюрократических правил, норм,
распорядков, регламентов, предписаний, формуляров, инструкций и прочих бумажных
«упорядочивателей» нашей жизни. Простой человек может про них ничего не знать,
но каждый руководитель сталкивается с десятками и сотнями этих параграфов, и чем
выше руководитель и сложнее его ведомство – тем их кратно больше. А еще эти
правила ежегодно меняются и дополняются, и не дай бог случиться какому-то ЧП –
тогда интенсивность введения новых, чаще необдуманных и абсурдных норм,
увеличивается в разы. И следят за их исполнением десятки тысяч инспекторов,
ревизоров, надзирателей и прочих проверятелей из огромного количества структур.

Вы спросите
себя: «Ну, занимаются люди каким-то
бессмысленным крючкотворством, а мне-то
что?»
Да, собственно, вы
сами знаете что
.

Сейчас в сети
активно обсуждают, что противопожарные правила предписывают держать
эвакуационные выходы открытыми, а антитеррористические требуют все эти лишние входы
в здание закрывать. На самом деле подобных противоречий в гротескном количестве
норм очень, очень много.

Наличие
гигантского количества разнообразных правил, во-первых, приводит к тому, что
они работают в хаотическом порядке. Если вчера в торговом центре была пожарная
инспекция – двери могут быть открыты, а если завтра придет антитеррористическая
– их закроют, а если давно не было ни той, ни другой, то все будет на
усмотрение какого-нибудь охранника или его куратора из ЧОПа.

Во-вторых,
зачастую все правила разом соблюсти нельзя. Это открывает гигантское поле для
злоупотреблений и коррупции. Откупиться проще (и дешевле!), чем от и до жить по
законам и правилам. Вы знаете, что пройти официальное обучение пожарной
безопасности стоит дороже, чем просто оформить соответствующую корочку в
специализированной конторке? Еще раз: если вы хотите реально внять всем
противопожарным правилам, то должны не просто потратить несколько недель жизни,
но и заплатить больше, чем за фиктивный документ о том, что вы типа все это
знаете. То есть вся эта система – фикция и формальность изначально. Она не
имеет отношения к безопасности, она имеет отношение к деньгам, бюрократическому
рынку, созданному государством для выкачивания денег из бизнеса.

А между тем
безопасность – это идея-фикс нашего государства и общества (я уже писал об этом
в своем блоге «Стабильность – не
развитие»
). Бюджет тратит гигантские деньги на оборону от внешних и
внутренних врагов, мы содержим армию чиновников, которые регламентируют и
контролируют каждый шаг государственных и частных организаций. Кто-то ходит и
смотрит, чтобы в кафе и ресторанах повара мыли руки и имели санитарные книжки –
но люди травятся. Кто-то ходит и проверяет противопожарные нормы – но люди
горят. Кто-то следит, чтобы возле словосочетания «Исламское государство» всегда
стояла приписка «запрещенная в России организация», но люди уходят воевать за
радикальных исламистов.

Потому что
бюрократическая система заточена не на реальное обеспечение безопасности, а на
самосохранение, самовоспроизводство и контроль над определенными «рынками», о
которых я говорил выше. Каждое ведомство отстаивает свою необходимость и
выделяемые на ее жизнь бюджеты не потому, что хочет работать лучше, а потому
что хочет кушать – желательно, больше, чаще и вкуснее. Это, к слову, ситуация
не типично российская, это общий закон бюрократии, просто в нашей стране, где
ключевые роли играют именно чиновники (а самую главную – чиновники в погонах), дело
зашло очень далеко.

Реальная же
безопасность достигается другими методами. Например, снижением
административного и регулирующего давления на бизнес, но с кратно
(многократно!) увеличенной ответственностью за нарушения и чрезвычайные
происшествия. В странах первого мира компенсации за травмы и смерти в десятки,
а то и сотни раз выше, чем в России. Владельцы бизнеса умеют считать деньги –
если они поймут, что за пожар, в котором погибнет несколько человек, их просто
разорят исками и компенсациями, они сделают качественную противопожарную
систему.

Вот и
получается, что в Европе в последний раз крупное ЧП со сгоревшим торговым
центром, где погибли люди, произошло в 1967 году. Больше пятидесяти лет назад. У
нас же «Зимняя вишня» – лишь один страшный эпизод из цепочки трагедий. И нет ни
одного повода полагать, что цепочка эта сейчас возьмет и прервется. Берегите
себя.

Читайте
предыдущий блог Дмитрия Щеглова из рубрики «А мне-то что?» – «Все репрессии важны».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

​Лукашенко о запрете белорусского молока: это стало наглым политическим инструментом Клинцевич: У истории недостаточно материала для заявлений Трампа о воинах США, как о самых бесстрашных воинах в мире Редакция СИА-ПРЕСС: Что вам нравится в Сургуте? // ТЕСТ Тюменские школьники покажут свои стартапы Артем Мазнев: Город-ТРЦ

Лента публикаций