Джазмен Вадим Эйленкриг: «Я вообще слово «творчество» не люблю, потому что его дискредитировали...»

04.04.2018 15:45 5

Джазмен Вадим Эйленкриг: «Я вообще слово «творчество» не люблю, потому что его дискредитировали...»

Читать:

17 мая на сцене дворца искусств «Нефтяник» состоится концерт квинтета Eilenkrig Crew, лидером которого является выдающийся российский музыкант, трубач, изумляющий публику виртуозным владением инструментом, педагог и телеведущий — Вадим Эйленкриг. В преддверии гастролей мы встретились с ним, чтобы узнать побольше о его творчестве.

Подогнать под одно ёмкое определение то, что делает Эйленкриг, невозможно. Да и сам он не желает ограничивать ни себя, ни музыкантов, выходящих вместе с ним на сцену, рамками тех или иных музыкальных направлений. В том числе джаза, импровизационная культура которого легла в основу его творчества.

В репертуаре группы есть и джазовые стандарты, и классические произведения в оригинальной обработке, но главное, что присутствует в каждом выступлении Eilenkrig Crew, это разговор со зрителем о Музыке. О той Музыке, что творит себя в настоящем. О неповторимости мелодий каждого дня. О непохожести звучания мгновений, складывающихся в симфонию нашей жизни. Партитуру которой мы пишем здесь и сейчас…

Джаз не для вас?

— Какую программу вы представите сургутскому зрителю?

— Готовить специальную программу не получается, постоянно происходит ротация композиций. Поэтому мы привезём то, что будем играть на тот момент. И это будет самое лучшее из нашего репертуара. У нас всегда программа называется одинаково: «The best of».

— Вы предпочитаете играть то, что способно заинтересовать публику, или то, что вызывает, прежде всего, отклик в вашей душе?

— А мне как-то в этом отношении везёт: то, что играю я, нравится публике. Кроме того, я убеждён, что истинное мастерство всегда завораживает. Я был свидетелем того, как люди, никогда в жизни не слышавшие джаз и впервые пришедшие на концерт Маркуса Миллера, — величайшего артиста, бас-гитариста, шоумена – отдавались чувствам абсолютного восхищения, благоговения и чего-то ещё… Мне всегда кажется, очень важно, что ты играешь. Очень важно, как это сделано, как это преподносится и как это исполняется. Я в этом отношении счастливый человек: могу приглашать тех музыкантов и играть с теми, кого люблю и кто, на мой взгляд, преображает ту музыку, которую мы делаем.

Джазмен Вадим Эйленкриг: «Я вообще слово «творчество» не люблю, потому что его дискредитировали...»

— Вы согласны с тем утверждением, что джаз является элитарной музыкой, музыкой не для всех?

— Конечно, джаз — это музыка не для всех. И подтверждением тому является то, что джаз не собирает стадионы. Может быть, это и хорошо. Но я хочу сказать, для кого эта музыка. Для людей думающих. Для людей образованных. Для людей чувствующих и для людей стремящихся. А под эти категории подходят люди разного пола, разного возраста и разного образования. Я, вообще, избегаю слова «джаз», предпочитая слово «жанр». Мы живём в 21 веке, и сейчас такое смешение стилей… Что считать джазом? Традиционный джаз, который был в 30-ые годы? Или в 40-ые, в эпоху биг-бэнда? Или в 50-ые, когда появился бибоп? Вот что из этого джаз? Он настолько эволюционировал за сто лет своего существования. Сейчас в 21 веке джаз перемешался с классикой, этникой, роком, поп-музыкой. Вот смотрите, когда я выступал с Вячеславом Бутусовым на юбилейном концерте группы «Наутилус Помпилиус», я играл то, что считаю джазом.

Но они-то точно играли рок. И мне кажется, у нас всё получилось. Или когда Владимир Теодорович Спиваков приглашает меня выступить с одним из своих коллективов, я опять же играю джаз. Но то, что играет оркестр, всё-таки ближе к классике. Это абсолютный кроссовер. И это прекрасно.

— Вы не хотите себя ограничивать рамками жанров?

— Не хочу. Самое главное, на мой взгляд, в джазе — это развитие. Развитие мелодического языка, гармонического языка. Кроме того, джаз — это свобода. Свобода изложения, свобода сознания. Если ты себя ставишь в какие-то рамки, например, Гленн Миллер — это джаз, Джон Колтрэйн – это джаз, а дальше — это уже не джаз, мне кажется, ты становишься консерватором, чего изначально в этом жанре нужно избегать.

Я же просто играю музыку. Ту, которая мне нравится. И так, как я её чувствую. Да, я считаю, что в музыке должен быть обязательно элемент импровизации. И может быть, это и хорошо, что джаз возвращается в классику, или классика стремится к джазу. Кстати, и Лист, и Шопен были прекрасными импровизаторами. Это потом их импровизации были положены на ноты, и когда они стали исполняться на публике, в них больше не появилось ни одного нового слова.

— Когда вы на сцене, вы, прежде всего, исполнитель? Или вы сочинитель, творец, формулирующий здесь и сейчас оригинальное музыкальное высказывание?

— На сцене, мне кажется, самое главное не думать, кто ты. Потому что за вопросом «Кто я?» может последовать вопрос: «А как, вообще, я выгляжу со стороны?». И вот этот момент очень грустный. Потому что человек вместо того, чтобы что-то создавать, погружается в какие-то эгоцентричные, совершенно неправильные размышления. Это элемент гордыни. Когда ты думаешь, как тебя воспринимают со стороны, ты крадёшь у себя то, что должно исходить изнутри тебя.

Джазмен Вадим Эйленкриг: «Я вообще слово «творчество» не люблю, потому что его дискредитировали...»

Квинтет Eilenkrig Crew (источник фото: jazzpeople.ru)

«Я за воспитание в строгости и дисциплине…»

— Музыкант должен заниматься просветительством? Ощущаете ли Вы свою профессию как служение?

— Музыкант может заниматься просветительством, может не заниматься. Это вопрос скорее личностный, нежели вопрос к профессии.

— А какой выбор делаете вы?

— Мне кажется, мы всё-таки делаем этот мир прекраснее. Мы точно в него привносим, как минимум, какую-то доброту. Не думаю, что то, что я делаю, это просветительство. Я стараюсь просто что-то делать. Если есть возможность, даю бесплатные мастер-классы. Если есть возможность, играю. Но я никогда не думал о том, что в этом есть какая-то миссия…

— Вы являетесь преподавателем Государственной академии имени Маймонида, заведующим кафедрой джазовой музыки факультета мировой музыкальной культуры. Чему вы учите своих студентов? Что пытаетесь донести до них?

— Самое главное, что должен дать, на мой взгляд, преподаватель студенту высшего учебного заведения — это дать ему профессию. Я считаю своей победой, если мой студент, после того как выпустился, профессионально работает. Если нет, это моё поражение. Своим ученикам я говорю: «Самое дорогое, что у меня есть, это время. И если вы не хотите учиться, я не буду вас уговаривать». Считаю, что заставлять надо в детстве. Я за воспитание в строгости и дисциплине. Потому что, на мой взгляд, только так можно достичь вершин. Мне кажется, у меня очень хороший класс. Кстати, один из моих студентов Михаил Бручеев играет со мной на концертах в составе Eilenkrig Orchestra.

— К вам легко попасть в ученики, или есть определённые требования?

— Да, требование есть. Человек, который приходит ко мне, должен ответить на один вопрос: почему он хочет учиться у меня? И тут есть только один ответ: «Потому что только вы можете научить меня тому, что я хочу». Если человек понимает, что именно я могу дать то, что он хочет, то я готов.

Джазмен Вадим Эйленкриг: «Я вообще слово «творчество» не люблю, потому что его дискредитировали...»

Если для него это необязательно должен быть я, то не надо тратить моё время. В этом отношении я самодур. Но считаю, что имею на это право.

— Что является движущей силой вашего творчества: стремление к совершенству, саморазвитию, популярности?

— Не знаю. Никогда не думал, что хочу быть популярным, и никогда не делал что-то специально для этого. Я, вообще, слово «творчество» не люблю, потому что его дискредитировали. Когда совсем юная девочка, которая ещё неизвестно будет петь или нет, говорит: «Моё творчество» – меня начинает подкалачивать.

Творчество — это то, что рождается внутри и требует от человека какого-то выхода. Это необязательно должна быть музыка. Например, когда я готовлю, это тоже абсолютно творческий процесс. Жутко не люблю делать это по рецептам. Понимая, какие у меня есть продукты, и примерно представляя, что из них можно приготовить, я беру огромный вог и… Это как импровизация.

У тебя есть некая тема. Ты понимаешь, что ты хочешь получить. Но процесс каждый раз разный. Это и есть творчество, которое может быть везде. В спортивной тренировке, в проведении досуга, да в чём угодно. Для этого совсем не обязательно стоять на сцене и издавать звуки…

— Каким вы видите будущее джазовой музыки?

— Будущее джазовой музыки я вижу именно в развитии.

Всё больше появляется технически совершенных музыкантов. Если любого из этих людей на машине времени закинуть 50-70 лет назад, то там все были бы в хорошем смысле слова шокированы. Но будущее, повторюсь, — в развитии каких-то идей. Идей, касающихся тембральности, стилистики, электронного звучания.

И, как я люблю шутить, если когда-нибудь на Землю прилетят инопланетяне, это ещё больше обогатит наш жанр. Потому что мы услышим какие-то новые звуки, новые ритмы, новые мелодии. Но надо понимать, что за этим всем обязательно должны стоять колоссальные знания истории, гармонии, стилистики. Нельзя играть что-то новое, не зная классики.

Справка: В биографии музыканта более 10 лет сотрудничества с самыми именитыми музыкальными коллективами страны: биг-бэндом И. Бутмана, оркестрами А. Кролла и О. Лундстрема — и вот уже почти 10 лет успешной сольной карьеры. Автор четырех сольных альбомов, Вадим Эйленкриг — частый гость различных музыкальных фестивалей. Как солист сотрудничает с ведущими симфоническими оркестрами страны. Руководит собственным оркестром — Eilenkrig Orchestra. Член жюри международного телевизионного конкурса юных музыкантов «Щелкунчик», телеведущий шоу «Большой джаз» на телеканале «Культура».

Билеты на концерт можно приобрести в кассах ДИ «Нефтяник» по адресу Югорский тракт, 5. Бронирование по телефону: 414 -321.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

​У сургутянки украли велосипед, пристегнутый к перилам спецзамком ​«Северавтодор» попытаются продать еще раз ​Югра в холодной части циклона. Завтра он уйдет, но заморозки останутся ​Президиум ВАК принял решение сохранить ученую степень министра культуры Мединского Первая актировка в этом учебном году. Сегодня не идут в школу дети с 1 по 8 классы

Лента публикаций