Филипп Солдатенков, помощник ректора СурГПУ, участник сессии Международной олимпийской академии: У подножия олимпа

21.02.2018 3:15 3

Как один из немногих в нашем городе людей, тесно связанных напрямую и с Олимпийским комитетом России и с Всемирным антидопинговым агентством не могу не поделиться своими мыслями относительно того, что происходит сейчас в нашем спорте в свете Олимпийских зимних игр в Пхёнчхане.

«Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». Этот афоризм гения русской литературы М.Е. Салтыкова-Щедрина как нельзя лучше иллюстрирует все то, что сейчас происходит с нашим спортом и, конкретно, с его олимпийской частью.

Особенно эта мысль засела во мне после возвращения на прошлой неделе из Москвы, с конференции по проблемам олимпийской науки, где удалось пообщаться и с чиновниками из Олимпийского комитета России и с некоторыми нашими спортсменами-олимпийцами. А если учесть, что по долгу службы я, практически ежедневно, контактирую с представителями ВАДА и РУСАДА, то слова Салтыкова-Щедрина били в голове набатом.

Из года в год, унаследовав глубоко укоренившиеся во времена застоя уродливые искажения советского спорта – допинг, кумовство, взяточничество, договорные игры, слепой авторитаризм функционеров и тренеров – российский спорт, а точнее те, кто им руководит и отчасти занимается, лишившись защиты со стороны авторитета государства, оказался не готов к исполнению международных законов и правил «большой игры», в которой побеждает зачастую не самый сильный и быстрый, а самый юридически подкованный, хитрый, или богатый. А чемпионом, как правило, становится тот, кто может совместить в себе все три упомянутые ипостаси.

О чём это я?

Всё то, что случилось с нашим спортом, начиная с 2001 года, когда практически закончились советские спортивные резервы, и когда покинул свой пост седьмой президент МОК Хуан-Антонио Самаранч обидно, логично и очень горько. И плоды процесса деградации нашего спорта, случившегося по большому счету из-за бездействия отечественного спортивного руководства, проявившегося в эти годы, мы пожинаем именно сейчас, самым неприятным для любого искренне любящего наш спорт человека, образом.

В 2010 году на волне перемен в нашем олимпийском комитете, когда в отставку подал Леонид Тягачёв, а вместо него на пост заступил Александр Жуков, от тогдашнего президента МОК Жака Рогге пришла телеграмма о необходимости принятия срочных мер в отношении допинга и предупреждение о серьезности наказания за его использование. При этом я на самом деле глубоко убежден, что Жак Рогге ни в коей степени не был инициатором давления на нашу страну, равно как такое же мнение я имею и по поводу Томаса Баха. Им обоим это крайне невыгодно. Но оба они выпустили, каждый из своих бутылок, давно томящихся там джинов, имеющих четкие звездно-полосатые, сырно-шоколадные и овсяно-чайные признаки.

Депеша Рогге была фактически проигнорирована. Хотя для неё было много оснований – череда допинг-скандалов в биатлоне, тяжелой и легкой атлетике. Тут в пору сказать - что нам допинг, когда страна готовится провести самые лучшие Олимпийские зимние игры, у нас есть изобретатель самых модных допинговых препаратов профессор Родченков, а также уверенность в готовности и далее спускать все спортивные проблемы на тормозах, благодаря дружбе с президентами ключевых международных спортивных федераций.

И, вроде бы, все должно быть хорошо, но сложилось несколько иначе. Как раз потому, что Салтыков-Щедрин был прав, а мы не учли, что международные законы к исполнению обязательны, особенно в спорте и особенно для нас.

В 2014 году МОК принял концепцию «Олимпийская повестка-2020», исходя из принципов реализации которой, объявил нулевую терпимость к допингу. Мы опять наплевали на очередной международный документ. Ведь это же даже не закон!

Но все оказалось очень серьезно, а на фоне санкций, Крыма и сложной политической обстановки в мире и вовсе взрывоопасно. И вот – рвануло. Да там, где не ждали.

В конце декабря 2014 года выходит фильм немецкого режиссера Хайо Зеппельта, в котором наши легкоатлетки Степанова и Шобухова, недовольные тем, что с них требуют деньги за скрытие положительных допинг-проб, рассказывают одна сознательно, другая нет (Степанова делает тайную запись признаний Шобуховой) об устройстве допинговой системы в легкой атлетике в России, а ВАДА и МОК в свою очередь очень сильно интересуются этим фильмом. Терпимость-то к допингу они сами объявили нулевую.

Казалось бы, вот шанс для России показать свою непримиримость в борьбе с допинговой заразой! Однако руководство отечественного спорта вместо того, чтобы сразу покарать виновных, не дожидаясь никаких комиссий и опираясь только на чёткое международное законодательство, пошло в отказ, называя всё провокацией и глупостью.

Дело усугубилось ещё и тем, что ровно через год после Олимпийских игр в Сочи умирает полный сил, только перешагнувший 50-летний рубеж, директор РУСАДА Никита Камаев, который контролировал предолимпийский допинг-контроль наших спортсменов. Директор московской антидопинговой лаборатории Георгий Родченков тоже полон сил и выводы делает быстро.

Самое нелепое во всей ситуации, связанной с комиссией Макларена, пробирками и солеными допинг-пробами (кстати, почему они были солёные Родченков впоследствии, в отличие от промолчавших российских спортивных властей, грамотно и безапелляционно доказал), в том, что наши спортивные руководители в лучших традициях всех российских ревизий, подготовились к приезду профессионального следователя Макларена кое-как. Полагаясь то ли на авось, то ли на проверенные душевные русские посиделки.

А ещё дали спокойно работать тому же Родченкову, которого все считали свихнувшимся учёным и в котором не видели никакой опасности. Но к чему приводит нахождение гранаты не в тех руках, никто почему-то в нашей стране не подумал, в отличие от американских спецслужб. Ах, ну да. Опять снисходительно отнеслись к блаженному и вспомнили всё тот же авось.

Фактически с декабря 2014 года и началось смутное время отечественного спорта. Доклад Макларена, полное отстранение наших легкоатлетов и тяжелоатлетов, расследование Игр в Сочи, комиссия Освальда и беспрецедентное решение МОК о недопуске чистых российских спортсменов на Игры в Пхёнчхане. Снежный ком, который, похоже, остановить не под силу уже никому.

При этом мы во многом сами подливаем масла в огонь, принимая кадровые решения, которые не только не успокаивают истерику вокруг допингового скандала, а разжигают её с новой силой. Повышение главного стрелочника Мутко до должности вице-премьера, нахождение на посту президента федерации бобслея дисквалифицированного Александра Зубкова или назначение советником губернатора дисквалифицированного штангиста Алексея Ловчева, допуск дисквалифицированных пожизненно тренеров к составу сборной, замеченных всеми, кому не лень (тренер ходоков Чёгин, например) – всё это звенья одной порочной с точки зрения антидопингового законодательства цепи. Уже не говоря о приглашении дисквалифицированных спортсменов в качестве почётных гостей на различные спортивные мероприятия, что с точки зрения антидопингового кодекса нонсенс!

Да ещё и подобные «допинговые» изменения в управленческом аппарате не идут к лучшему. Имею ввиду в первую очередь Александра Зубкова, про которого за глаза, почти все кто его знают и даже выбирали президентом, говорят словами самой известной песни Зиновия Биртмана. В результате происходящий в федерации бобслея раздрай обернулся чередой скандалов и резким откатом в результатах наших спортсменов.

К этому всему добавился еще и мельдониевый кёрлинг. И именно тогда, когда подобного нельзя было допускать ни в коем случае.

Что делать в этой ситуации? Извечный вопрос и безнадежно грустный ответ.

В ситуации, где все пытаются ограничиться полумерами и не идти на риск выигрывает тот, на чьей стороне мяч, фарт и общая поддержка. То есть не мы. В таком случае, очевидно, есть два выхода из ситуации, в которой нас каждый день топчут ногами.

Первый – это полностью признать все обвинения. На мой взгляд, это в принципе немыслимо, поскольку такое признание не очистит и не освободит наш спорт, а даст старт его окончательному разгрому. Благо по данным различных пророссийских хакерских организаций (источники, по-видимому, заслуживающие абсолютного доверия) Канадой, США и Великобританией, с 2007 года проводится целенаправленная политика по дискредитации Игр в Сочи. При этом глядя на беспардонную риторику наших западных партнеров, находящихся уже в предвкушении большой победы в области искоренения российского допинга (спорта), можно поверить в любые заговоры.

Второй выход – полный бойкот всего олимпийского движения, а соответственно и любых международных соревнований по всем олимпийским видам спорта. Как итог наши спортсмены не имеют возможности соревноваться с зарубежными, теряют мотивацию, а сам спорт деградирует до довоенного уровня, когда никаких международных стартов для наших спортсменов не было.

В общем-то ситуация патовая. Поэтому, не зная, что делать, мы стоим на своём и отдавили это своё уже до невозможности. Остается только бить соперника их же оружием – чётко исполнять международное законодательство, быть последовательными и уверенными в своих действиях, лоббировать свои интересы там, где это можно и нельзя, любить свою страну и спорт в себе, а не себя в стране и спорте. Всего лишь. Но этого всего мы не делаем!

Почему норвежцы и американцы едят допинг тоннами (по утверждению наших СМИ) и им за это ничего не бывает? Не из-за того, что их кто-то покрывает (как у нас самих это обычно происходит), а потому что они действуют в рамках закона. Есть разрешение – можно употреблять, нет – нельзя. И это наша проблема, что мы не оформляем спортсменам самым ЭЛЕМЕНТАРНЫМ образом разрешения на использование препаратов. Это наша проблема, что у нас спортсмены, тренеры и функционеры ВООБЩЕ не знают Всемирного антидопингового кодекса и не считают нужным его знать. Это наша проблема, что у нас нет хороших спортивных юристов и менеджеров. Это наша проблема, что у нас спортом интересуются только во время Олимпийских игр, да и то не все. Это наша проблема, что у нас только сейчас подрастает поколение тех, кто считает занятие спортом нормой, а не бесполезной тратой времени, а алкоголь и курение не модными.

В общем, завершаю. Завершаю с точки зрения олимпийской философии. Как может показаться не конкретно и не делово. И если такое завершение покажется вам странным, то, уверяю вас, проблемы в спорте у нас будут еще очень долго.

Источник любой олимпийской победы – это неустанная, непрерывная работа над самим собой. Над своим духом и телом. Это закалка своего характера до такой крепости, что сломать его не могут никакие обстоятельства. Это стопроцентная уверенность в себе и в своей правоте. Это чёткое следование поставленной цели. Это умение действовать в команде и поддерживать друг друга.

Это то, что должно быть у всех нас, но есть лишь у единиц. Именно поэтому число наших олимпийских медалей стремится к этой цифре.

Ведь мы не верим в эти принципы и считаем, что их нет. А именно им и следует МОК в своей нулевой толерантности к допингу

Начинать менять мир надо с себя. Банально! Но по-другому мировой порядок не работает. И пока мы этого не поймём, желая изменить мнение о себе, а не самих себя, так и будем утираться – и в спорте, и в экономике, и в политике.

И только так, однажды упав с Олимпа, можно вновь на него взойти!

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Глава Роскомнадзора заявил о необходимости создания детских SIM-карт Трубецкой поздравил представителей коммунальной отрасли с их профессиональным праздником ​Двое молодых людей украли из магазинов города 19 упаковок жвачки ​Кремль о новой встрече Путина и Трампа Выгодные займы через интернет

Лента публикаций