Кирилл Акинцев, сургутянин: Не надо снижать планку!

25.05.2018 13:35 3

Кирилл Акинцев, сургутянин: Не надо снижать планку!

Я – выпускник гимназии Салахова 2000-го года. И я – самый обычный человек. Инженер. Средний класс. Обыватель.

Я учился в гимназии не с первого до последнего класса, а перевёлся в 10-й, т.к. моя прежняя школа (лицей при Сургутском педагогическом институте) прекратила своё существование.

Выбор школы был предопределён: в 1998-м гимназия уже считалась «лучшим» средним образовательным учреждением города. Признаюсь, учеба в гимназии не показалась мне сложной. Многие «настоящие» гимназисты говорят, что вся «жесть» там заканчивалась к 9-му классу. Тем не менее с круглого отличника в прежней школе я «съехал» в «хорошисты».

Не помню, была ли у нас школьная форма. Но помню, как в самые первые дни Валерий Шейхович (тогда мы его звали «Валерий Михайлович») лично сделал мне замечание за внешний вид. Свитер и джинсы в то время для гимназии были неприемлемы. Также помню, как смеялись надо мной одноклассники, когда с наступлением зимы я пришёл в школу в популярном в те годы пуховике: (зелёный с серой жилеткой поверх, с вышитым индейцем – думаю, многие вспомнят). Родителям тогда пришлось как-то изыскать деньги, и мне купили кожаную куртку, а на зиму – дублёнку. В гимназии на тот момент все одевались примерно так. И я, как все подростки, был счастлив слиться с общей массой.

Общая масса учеников происходила из семей «среднего класса»: сотрудников градообразующих предприятий, администраций и бюджетных учреждений разного уровня. Были, конечно, и дети очень крупных руководителей, но в юности этому совсем не придавалось значения.

Я помню, что за школу мы платили. Но не помню порядок цифр: кто считает деньги, когда они идут из родительского кармана? Но помню, что разъяснительные беседы с нами проводились уже тогда. Да, бесплатное образование гарантировано государством. Но для того, чтобы привлечь в гимназию лучших учителей, необходима дополнительная мотивация. И собранные деньги шли на доплаты учителям.

Разумеется, это не могло не привлекать в гимназию педагогов. Материальный фактор – очень важен. Впрочем, наверняка, играл свою роль и фактор амбициозный: из-за выстроенной Салаховым системы постепенного из года в год отсева, к старшим классам в гимназии оставались самые старательные, самые амбициозные и трудолюбивые родители. Это не опечатка, я искренне считаю, что будущее детей на 75 процентов формируют родители. И школа может либо мешать, либо не мешать, либо помогать родителям в образовании детей. Гимназия Салахова – помогала.

Заданный «средний гимназический» стандарт был выше, чем в обычных школах. Иметь «тройку» считалось позором. За две «тройки», если меня не подводит память, следовало отчисление. И ты должен соответствовать.

Лично меня не зацепил часто приписываемый гимназии «ориентир на внешний результат». Это объяснимо: за годы учёбы в школе, как в любом коллективе, сложился свой костяк «активистов» в хорошем смысле этого слова. Преподавателям обычно проще работать с теми, кого они давно знали, и именно их брали на различные олимпиады и конкурсы. Впрочем, у меня не было талантов в математиках-информатиках-лингвистиках. Но не могу на этом месте не выразить благодарность Наталье Николаевне Сидоровой, преподавателю истории: она не побоялась взять незнакомого ей ученика и курировать моё участие в конференции «Шаг в будущее», где я занял призовое место.

Немалую роль сыграла в этом и руководитель гимназического пресс-центра Надежда Николаевна Ромашенко. В гимназии ежемесячно выходила своя газета, был свой телецентр, где еженедельно делались маленькие выпуски школьных новостей, которые затем показывали по школьному центральному телевидению.

Навыки самостоятельной научно-исследовательской работы, подготовки презентаций и опыт публичных выступлений я считаю самыми ценными своими приобретениями в гимназии.

Что касается уровня знаний и общей учебной программы, то мне судить сложно. Сейчас многие родители искренне убеждены в том, что школьная программа была «перегружена». В старших классах занятия (четыре пары) заканчивались в 14.30, так же, как и в педагогическом институте. Раз в неделю было пять пар, они заканчивались в 16.05. А в 16.20 в бассейне гимназии начиналась тренировка по плаванию, которая заканчивалась в 17.30. Впрочем, тренировка была «по желанию», те, кто предпочитал другие городские секции, спокойно ходили туда. Вечером на домашнее задание вполне было достаточно примерно часа самостоятельной работы. И мы считали это нормальным.

Даже занятия по «непрофильным» предметам проходили на очень высоком уровне. Учась в «гуманитарном» классе, алгебру и геометрию мы изучали по книгам «для углубленного изучения», а в «математических» классах ребята, насколько мне известно, проходили программу первых курсов вузов.

Конечно, за годы, прошедшие со времён выпуска, многие знания забылись. Если раньше в анкетах о знании языков я писал «свободно владею английским, немецким – могу изъясняться», то сейчас за неиспользованием практически всё забыто.Но я считаю отмену второго обязательного языка плохой идеей. Знание языков – это малейшее представление о другой культуре. Это разносторонность взглядов, это повышение адаптивности к внешним условиям.

После школы, конечно, пути гимназистов разошлись. Кто-то уехал учиться в другие города. Кто-то остался в университетах нашего города или сургутских филиалах всероссийских вузов. Я никогда не задавался целью отследить судьбу «звёзд» гимназии, но большинство своих знакомых пополнили собой тот самый «средний класс», к которому принадлежат их родители.

Среди выпускников гимназии есть известные в городе и регионе бизнесмены, руководители разного уровня градообразующих предприятий. Многие гимназисты уехали за рубеж, лично знаю четверых.

Гимназия готовит качественный «средний класс». Если провести понятную аналогию, то выпускники гимназии по сравнению с выпускниками других школ– это что-то вроде «Тойоты Камри» по сравнению с другими автомобилями. Я ни в коем случае не хочу обидеть другие учебные заведения, потому что в каждом есть свои не «Камри», но и «Мерседесы» и «Ферарри», но гимназия добилась стабильности производства своей продукции.

Вопрос о том, в какую школу пойти моей дочери, не возникал. Разумеется, в салаховскую гимназию. Требование, чтобы к шести годам ребёнок умел читать и писать, не считалась нами чем-то несусветным. Наоборот, после «нулевого» класса гимназии программа первого класса, которая была гораздо легче, была воспринята с лёгким недоумением. Во втором классе нагрузка возросла. Порою приходилось засиживаться допоздна, отрабатывая правила английского языка или верстая на компьютере презентации. Но мы знали, на что шли, и были к этому психологически готовы. Не все процессы, происходящие в гимназии, казались нам логичными. Но время не стоит на месте, и у нас не было причин не доверять налаженной системе.

Когда система начинает меняться – это не может не вызвать опасений и вопросов, что и происходит в ситуации с гимназией в настоящее время. Я, как родитель ученицы младших классов, в меньшей степени ощущаю эти тенденции. Но родители учеников пятых и девятых классов откровенно забили тревогу. Изменение школьной программы, изменение количества часов, изменение условий приёма и отчисления из гимназии, изменение педагогического состава… Удивление и недопонимание вызвали назначение руководителями гимназии людей, что называется, «со стороны». Впрочем, накал ситуации вызвало абсолютное отсутствие какой-либо просветительской работы по этому поводу. Именно это привело к появлению писем в адрес начальников департаментов и привлечение внимания средств массовой информации. Вроде бы родителей услышали, сейчас какие-то процессы по достижению консенсуса начались. Но, конечно, цыплят считают по осени, поэтому интересно будет увидеть, чем всё закончится в начале нового учебного года.

Я, как обыватель, понимаю, что интересы государства часто не совпадают с интересами простых людей. Государство ставит задачу «поднять средний уровень» образования. Самый простой способ это сделать: понизить планку. Таким образом имеющийся на текущий момент уровень автоматически по документам повысится. Маловероятно, что родители конкретных учеников гимназии с таким решением вопроса готовы согласиться. Когда родители отдавали детей в именно в гимназию, они шли на это целенаправленно, отдавая отчёт в своих действиях. Они были готовы тратить свою энергию, свои время и деньги на образование детей в соответствие с установившемся и зарекомендованным временем стандартом. И очень не хотелось бы, чтобы этой возможности они лишились.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Российское посольство в США просит не ограничивать свободу СМИ В Ханты-Мансийске состоятся финальные гонки Чемпионата России по биатлону Инна Романова: «Родителя, не выплачивающего алименты, можно подвергнуть уголовному наказанию и даже лишить свободы на год» Лилия Сулейманова: Большой рейтинг СИА-ПРЕСС. Топ-10 самых дорогих коттеджей, выставленных на продажу в Сургуте // ФОТО Участники шоу телеканала ТНТ "Однажды в России" поддержали викторину - Югре 900

Лента публикаций