Крупные поставки были необходимы

17.09.2018 22:25 2

Крупные поставки были необходимы

Свидетель из числа бывших руководителей ТОАЗа объяснил, почему предприятие импортировало большую часть продукции за рубеж

В Комсомольском районном суде Тольятти продолжается слушание уголовного дела, по которому в качестве обвиняемых проходят экс-руководители предприятия «Тольяттиазот» и руководители швейцарской компании «Нитрохем Дистрибьюшн».

13 сентября в суде был допрошен экс-журналист ряда изданий холдинга «Рамблер» Виктор Фещенко. В 2016 году молодой человек взял совершенно проходное по его мнению интервью у бывшего руководителя «Тольяттиазота» Владимира Махлая. По признанию журналиста, интервью было сложным, руководитель говорил сбивчиво, не заканчивая одну мысль и перескакивая на другую, так что представителю СМИ было зачастую сложно понять, о чем говорит Махлай.

В том, что это действительно так, убедились все присутствовавшие в зале, которым были зачитаны некоторые отрывки стенограммы интервью. Как рассказал журналист, ему пришлось практически повсеместно самому додумывать, что имел в виду Махлай и фактически приписать руководителю свое собственное понимание того, что тот говорил. В результате ничего доказывающего обвинение в интервью не нашлось.

Остановка производства повлекла бы огромные убытки

13 и 14 сентября суд допрашивал бывшего вице-президента — исполнительного директора ТОАЗа Алексея Виноградова. Формально находясь в списке свидетелей обвинения, Виноградов своими показаниями это обвинение опроверг, чем вызвал возмущение прокуроров и представителей «Уралхим».

Виноградов рассказал, что компания «Нитрохем Дистрибьюшн» была добросовестным покупателем, своевременно проводила оплату за товар, и зачастую делала предоплату. Цены на поставляемый швейцарской компании карбамид и аммиак являлись рыночными и никогда не были ниже себестоимости продукции. Как рассказал бывший руководитель, цены утверждались коллегиально, сотрудниками отдела сбыта и коммерческой службы ТОАЗа, которые изучали внешний и внутренний рынок. При этом никто из подсудимых никогда не давал указаний о ценах или других параметрах поставок. Экспорт продукции ТОАЗ за рубеж не вызывали претензий ни у таможни, а также ФНС.

Выбор «Тольяттиазотом» одного крупного и надежного поставщика, с которым предприятие работало многие годы, Виноградов объяснил спецификой производства. Дело в том, что ТОАЗ производил порядка 9 тысяч тонн аммиака в сутки, но имел ограниченные емкости для хранения аммиака общим объемом 50 тысяч тонн – из-за ограничения, установленного МЧС. Мощности «Тольятиазот» по переработке продукции были очень маленькими и хранить ее более пяти дней завод просто не мог. Останавливать производство ТОАЗ тоже не мог: по словам Виноградова, это грозило заводу потерями в миллионы долларов. Именно к таким плачевным результатам могла привести хотя бы частичная остановка агрегатов. Поэтому ТОАЗ должен был обязательно реализовывать большие партии продукции, и именно на зарубежном рынке, под который завод и создавался еще в 70-е годы. Дело в том, что российский рынок аммиака маленький и не позволяет реализовывать объемы крупнейшего в России производителя аммиака, коим и является ТОАЗ. В свою очередь, такая специфика «Тольяттиазота» оказывала влияние на ценообразование в сторону уменьшения по сравнению со спотовыми ценами других производителей, продававших свою продукцию гораздо меньшими объемами. Таким образом версия следствия о том, что руководство «Тольяттиазот» специально занижало цены на продукцию, вновь не получила никакого подтверждения.

Сергей Федоров

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Наталья Комарова ответила на вопрос, когда в Югре продолжится сбор заявок на жилищную субсидию Моушн-дизайн для вас ​Вице-премьер Аркадий Дворкович сообщил, что некоторые авиакомпании рассматривают варианты покупки «ВИМ-Авиа» Лилия Сулейманова: Стройки года. ​Точечная достройка Геодезические работы в Москве

Лента публикаций