Надежда Макаренко: ​Смех или грех? // ЗА и ПРОТИВ

03.03.2018 23:15 3

Надежда Макаренко: ​Смех или грех? // ЗА и ПРОТИВ

Недавно в Сургутской филармонии состоялось резонансное выступление стендапера Нурлана Сабурова. Комик, склонный к жесткому юмору, попал впросак, грубо пошутив над одной из зрительниц концерта. Жители города (и не только) мгновенно раскритиковали Сабурова за жестокость и бестактность. «Пусть эта девушка подаст на него в суд! Для каждой шутки есть место и время», — писали в Сети.

«Администрация филармонии выражает соболезнования зрительнице. Мы сожалеем о случившемся со стороны исполнителя во время шоу, — сказал siapress.ruзаместитель директора Сургутской филармонии Андрей Чибирев. — Нурлан созвонился с девушкой, принес свои извинения и помог материально»

Чибирев отметил, что руководство филармонии приняло решение об отмене концертов в жанре «стендап» в их учреждении.

Этот случай (и его последствия) в очередной раз заставил людей обсуждать уместность черного юмора. Так, одни защищают комика и его право на бескомпромиссные шутки, а другие призывают запрещать подобные шоу.

К слову, незадолго до этого инцидента россияне наблюдали за публичными извинениями ТНТ после неудачной юморески, связанной с ингушской девушкой. Кто бы мог подумать, но сейчас в интернете разбирают на косточки старый сериал «Друзья». Говорят, расистский и дискриминирует полных людей.

Общество активно прощупывает почву на предмет унижающего их достоинство контента. И многие с легкостью находят поводы для оскорбления своих чувств. Люди задаются вопросом:это юмористическая инквизиция настигла нас в 2018 году, или же нынешние шутки упали куда-то в заплинтусовый район?

Черный юмор, родившийся на стыке абсурда и цинизма, любим многими. Начиная со средневековых «плясок смерти» и колких произведений просветителя Вольтера, мрачные шутки уверенно прокладывали себе путь в современность. А сейчас трудно представить культурный пласт без искрометных сценок от «Понти Пайтон», например. Так нужно ли пытаться делать черное белым?

Мы попросили сургутян (и не только) порассуждать, где находится грань, за которой кончается смех и начинается грех? И есть ли она вообще? Должна ли в каждой шутке быть доля боли?

МНЕНИЯ:

Антон Хралович, ведущий, индивидуальный предприниматель, автор юмористических видеороликов:

«Моя жизнь долгое время была связана с большим КВН. Мы играли у Масляковых: и у старшего, и у младшего. Так вот, у нас всегда была редактура. Были темы, которые мы даже и не рассматривали для шуток. К черному юмору я отношусь нормально, но для этого должен быть определенный круг. Сабуров поэтому и стал знаменит, что у него такой юмор. Просто в столице и в городах побольше к такому юмору относятся нормально. Тем более он иногда черно шутит и о своей семье. Именно эту шутку (В Сургутской филармонии. — Прим. ред.) я не считаю смешной. Но у него много интересного материала».

Надежда Макаренко: ​Смех или грех? // ЗА и ПРОТИВ

Андрей Ситников, руководитель лингвистической школы:

«Я ничего особо оригинального не скажу. Черный юмор прежде всего уместен там, где его ждут — на стендап-шоу или в компании друзей, где все друг друг знают и снабжены чувством самоиронии. Про Сабурова услышал первый раз. Судя по всему, он был в образе и особо винить его не в чем. А вообще жаль, что сужение границ дозволенности шуток пропорционально развитию толерантности, которая сама по себе хороша, но далеко не все могут адекватно разделять эти понятия».

Надежда Макаренко: ​Смех или грех? // ЗА и ПРОТИВ

Сергей Шамрай, председатель РОО «Югорский интеллектуальный клуб»:

«Место есть всему: и чёрному юмору, и пошлости, и мату. Но, во-первых, это должно быть смешно. Во-вторых, обязательно нужно предупреждать публику, что их ждет то или иное «отклонение от нормы», а то вдруг придут люди с детьми или беременные женщины. Феномен «черных» вариантов игры «Что? Где? Когда?» и «КВН» говорит, что можно не только смеяться, но и отвечать на достаточно пошлые вопросы. Главное, чтобы это все было с умом и юмором».

Надежда Макаренко: ​Смех или грех? // ЗА и ПРОТИВ

Сергей Нестеров, куратор культурных проектов:

«В наше время и особенно в нашей стране вообще без юмора сложно прожить. Может, количество окружающего абсурда, бреда и дикости вынуждают к тому, что если все это всерьёз воспринимать, то станет слишком грустно, а то и страшно. А с юмором вроде как полегче.
Хотя тренд последних лет, когда «поржать» становится каким-то сакральным смыслом и национальным видом спорта (со своими чемпионами, пантеонами и целыми телеканалами, отведенными под эту рубрику), тоже не особенно обнадеживает. Вообще, про природу смеха можно ведь научные труды писать.

А уровень юмора — как и уровень культуры — многослоен. Есть незабвенные «Монти Пайтон» или Жванецкий, за которым до сих пор тянется шлейф определения «юморист», хотя он и писатель, и философ. А есть анекдотцы в газете «Тещин язык» и т.д. — то есть юмор ниже пояса и ниже плинтуса.

К черному юмору я отношусь нормально, если он уместен. Он нравится мне в искусстве. Уровень жесткости может варьироваться, но если он уже переходит в уровень пошлости, то от такого слегка мутит.

В контексте ситуации с Сабуровым юморок даже не ниже плинтуса, а за гранью человечности... Понятно, что юморист не мог знать о трагедии, но это не дает скидки. Мне кажется, что при любом раскладе говорить со сцены зрителю «надеюсь, ты сдох» — это моральное уродство. Девушку очень жалко. Меня самого подобные известия заставали в обстоятельствах, близких этому, но тут совсем жесть...»

Надежда Макаренко: ​Смех или грех? // ЗА и ПРОТИВ

Катя Гербутова, руководительница ТО «Литературный Сургут»:

«Я придерживаюсь той позиции, что шутить можно обо всем. Но для этого нужно иметь чувство юмора, чувство такта и не быть мудаком.
Почему-то широко распространено мнение, что если встроить в любой контекст избитый стереотип о какой-либо группе населения — чаще всего малочисленной и слабо защищенной — уже получится хорошая шутка, но это не так. Вот, например, шутки про феминисток: можно слепить шаблонную картинку про женщину с избыточным весом, цветными волосами, бокалом говна и ненавистью к мужчинам — и это будет легкий способ сорвать кучу лайков в каком-нибудь деградантском паблике. А можно заложить в шутку месседж «феминистки слишком много работают», и она сразу станет интересной. Потому что здесь не будет злой карикатуры, полуправды, ненависти — это просто будет примета времени, в которой можно найти и забавную сторону.

Можно использовать слово «бомж» в негативном контексте, описывая чью-то бедность, внешний вид, запах, но принятие таких шуток обществом нормализует отношение к бездомным как к людям третьего сорта, если вообще людям. А можно пошутить про то, что жизнь на улице — это квест, как encounter 24/7 (только с высокой смертностью): при хорошей подаче это и смешно (да, черный юмор тоже может быть тактичным), и приближает сытых нас к пониманию проблем бездомных. Чувствуешь, как отличается отношение к объекту юмора?

Что касается эпизода с Нурланом Сабуровым... Посмотрела сейчас отрывок его выступления и думаю, что от такого комика не стоило ожидать ни хорошего юмора, ни такта. Сказать вслед человеку, покинувшему зал во время выступления «чтоб ты сдохла» — это не оскорбительный юмор; прежде всего потому, что это не юмор, а черт знает что. Пук в воздух уровня фильма «Задница» из «Идиократии».

Надежда Макаренко: ​Смех или грех? // ЗА и ПРОТИВ

Эмиль Вормс, преподаватель школы иностранных языков:

«Насколько я могу судить, мой юмор не всегда понимается в России или где-нибудь еще. Я люблю черный юмор: чем темнее, тем лучше. Черный юмор — мой любимый. Я чувствую, что это касается реальности, а не сахара, прикрывающего тяжелые и суровые вещи, с которыми мы живем каждый день.

Лично я чувствую, что юмор очень важен. Мне нравится стоящая хорошая комедия. Джим Джеффрис, Льюис Блэк и многие другие — веселые и развлекательные. Даже более старые комики, такие как Эдди Мерфи или Джордж Карлин, все еще забавны.

Такие сериалы, как «Алло,алло!», «Царь горы» и «Теория большого взрыва», действительно забавны и дают некоторое облегчение.

Короче говоря, все типы юмора хороши. Они позволяют вам подумать о разных и глупых, а иногда и трудных, болезненных темах. Это просто вопрос вкуса. Правильно или неправильно. Хорошо или плохо. Лучше ли Пикассо, чем Ван Гог?

Конечно, важно уместное время. Но ограничений у юмора быть не должно. Точно нет. Свобода слова есть или должна быть. Запрет вещей никогда не срабатывал. Имеют право говорить идиоты. Люди должны тщательно выбирать, что слушать. Нужно понимать, что шутка — это всего лишь шутка! «Звездные войны» не реальны. Почему я должен сказать, что комик «реален»? Почему это не шутка? Что-то несерьезное. Если вам это не нравится, игнорируйте его. Есть много людей, которые не смотрели «Звездные войны» или не читали «Гарри Поттера». Это их выбор. Церковь действительно хотела запретить «Гарри Поттера». Возможно, не весь юмор подходит для детей. Но вот взрослые должны расти и быть менее чувствительными.

Кстати, о русском юморе. Я смотрел некоторые телевизионные шоу: КВН, Comedy Club. Люди рассказывали мне анекдоты про СССР и нынешней политике.

Юмор может помочь нам сказать то, о чем трудно говорить».

Надежда Макаренко: ​Смех или грех? // ЗА и ПРОТИВ

Дарья Евдокова, PR-специалист «Медиацентра»:

«Краем уха слышала эту историю с Нурланом Сабуровым, но в подробности не вдавалась.
Вообще, черный юмор люблю и практикую. Но всему есть рамки! И подобное уместно только в узком кругу.
В данном случае считаю фразу стендапера жестким и неуместным перебором

Если филармония пошла на такие меры (Решила не проводить стендап-концерты — Прим. ред.) — значит, так надо. У них тоже своя репутация, которую им не хотелось бы портить и опускаться до уровня придорожного кабака».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

СМИ: в России проходят акции протеста против участия в выборах – «забастовка избирателей» ​Дом, где жил «Газпром» "Зеленая" электроэнергия Две сургутянки оказывали интим-услуги за деньги Сборная России по хоккею завоевала Кубок Первого канала

Лента публикаций