​Плотины в сургутской тайге

04.02.2018 9:15 11

Начальник НПУ «Сургутнефть» Василий Степанович Иваненко был встревожен, озадачен, возмущен. Шла третья декада августа 1965 года. Только он вышел на работу из отпуска, как сразу пошли неприятные известия.

У причалов Усть-Балыкского и Западно-Сургутского промыслов не было ни одной нефтеналивной баржи. По сведениям, полученных от речников, их поступление на сургутские рейды ожидалось не раньше, чем через три-четыре дня. А последний караван, если можно так назвать теплоход «Волга», с одной баржей на буксире ушел в Омск пять дней назад. Емкости на промыслах были почти заполнены. Приходилось перекрывать скважины, ставить плотины на пути сургутской и устьбалыкской нефти, добытой нелегким трудом.

- Просто обидно становится, когда вспомнишь, сколько усилий мы приложили, чтобы в короткий срок построить причалы, смонтировать мощные насосы, каждый из которых способен перекачать в час около 750 тон «черного золота». Обидно, что вся эта техника, все оборудование простаивает, а нефть, которую очень ждут на Омском нефтеперерабатывающем заводе, задержана здесь, у искусственных преград, - примерно так выражал свои мысли начальник производственного отдела НПУ Иван Иванович Шидловский. Они сидели вдвоем в кабинете Иваненко и подсчитывали количество нефти, добытой, отправленной и потерянной, то есть той, которую можно было достать из-под земли, и которая так под землей и осталась.

В общем, получались не особо большие цифры. Но, если учесть, что этот подсчет велся в середине нефтяной навигации, стоило над этим подумать.

Из документов тех лет НПУ «Сургутнефть» должно дать в 1965 году 387 тысяч плановых тонн «черного золота». А в обязательстве, которое принято коллективами промысловиков района, записано: полмиллиона тонн. Такой рубеж достигнуть не просто, особенно для предприятий, которые только-только встают на ноги, набирают силу. Но нефтяники – народ упорный, деловой. И раз что-то решив, не отступают. Промыслы управления из месяца в месяц перевыполняют задания по добыче нефти, каждый день приносят все новые и новые свидетельства трудовой доблести покорителей таежных просторов.

Трудно перечислить все победы, достигнутые самоотверженным трудом нефтяников. Досрочное выполнение месячных, квартальных, полугодовых планов стало здесь явлением обычным. Казалось, радоваться бы надо промысловикам! Ан нет! Вместо радости сплошные огорчения. То и дело в управление звонят телефоны: с промыслов докладывают о тревожном положении. Люди обращаются к начальнику НПУ, ждут от него помощи, какого-то решения, которое изменит обстановку. Каждый хочет, чтобы его труд приносил результаты.

Но руководители управления, по существу, ничего не могут сделать, не могут оказать почти никакого влияния на работу речников. Почему?

Существовала специальная организация, которая являлась посредником между промысловиками и потребителями. Нефтепромысловое управление заключило договор с ней, и весь круг вопросов, связанных с доставкой ископаемого горючего к местам переработки и его сбыта, переходило к этой организации. В Тюменской области таким посредником являлось управление «Главнефтеснаба» РСФСР. Оно заключало договоры с промысловыми управлениями и речниками, контролировало соблюдение графика подхода нефтеналивного флота к причалам и прочее. От промысловиков требовалось одно: давайте нефть, не держите суда под наливом, и все будет хорошо. Такова была идея.

Но, к сожалению, до ее воплощения в жизнь была дистанция огромного размера.

Управление «Главнефтеснаб» не проявляло особой настойчивости в своих отношениях с Иртышским речным пароходством. Причина заключалась в том, что не все гладко было спланировано в этой организации. Начальство признавало, - чтобы принять миллион тонн тюменской нефти, не хватает 12 миллионов рублей на покрытие расходов по добыче и перевозке.

Фактически «Главнефтеснаб» не был заинтересован в увеличении объема перевозок «черного золота». Такова была объективная действительность. Получалась сущая нелепица. Один из главных партнеров, участвующих в таком огромном деле, как эксплуатация нефтяных месторождений, оказывается, не такой уж надежный партнер. Его вполне устраивало существующее положение. Не надо хлопотать, просить дополнительных ассигнований.

Но промысловики не были согласны с самотеком. Они приняли на себя высокие обязательства и намерены их выполнять. Искусственные плотины и преграды, созданные на пути тюменской нефти, раздражали их, как нечто противоестественное.

- Речники с нами говорят только из вежливости, - горько шутил Иван Иванович Шидловский. – На самом же деле мы для них люди, так сказать, юридически неполноценные. Они с «Главнефтеснабом» дело имеют…

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Югра впервые поучаствовала в IV Спартакиаде пенсионеров России ​Имена павших героев – сургутян высечены на Мемориале Славы ​Патриотические активисты в Москве сорвали показ фильма о войне в Донбассе ​Глава роскомнадзора уверен, что Telegram имеет техническую возможность передать ключи шифрования ФСБ ​Хоккеисты «Югры» проведут мастер-классы в городах Югры // СПИСОК

Лента публикаций