По делу ТОАЗа еще один свидетель дал показания в защиту экс-руководителей предприятия

15.11.2018 18:31 2

По делу ТОАЗа еще один свидетель дал показания в защиту экс-руководителей предприятия

В Комсомольском районном суде Тольятти продолжается слушание уголовного дела, по которому в качестве обвиняемых проходят экс-руководители предприятия «Тольяттиазот» и руководители швейцарской компании «Нитрохем Дистрибьюшн».

14 ноября в процессе был допрошен пенсионер Олег Крюков, в течение нескольких лет возглавлявший юридическое управление ТоАЗа, а также даже все предприятие, правда всего, в течение месяца и в звании временно исполняющего обязанности генерального директора.

Как и почти все предыдущие допрошенные, Крюков, формально отнесенный к свидетелям обвинения, дал показания фактически в защиту Владимира Махлая и других обвиняемых.

По словам Олега Александровича, Махлай был деятельным и толковым производственником, болевшим за завод и коллектив. Именно усилиями Владимира Николаевича, который возглавил предприятие в 1985 году, на тот момент проблемный и часто простаивавший завод вскоре превратился в бесперебойно работающее и процветающее предприятие.

Олег Крюков, как и ряд предшествующих свидетелей, попытались объяснить суду, в особенности, представителям гособвинения, что Тольяттиазот – предприятие уникальное. Эта уникальность заключается в том, что ТоАЗ – одно из крупнейших в мире предприятий по производству аммиака, производящее его в колоссальных объемах. С ними не справится даже железная дорога, поэтому и был построен аммиакопровод в Одессу.

Производство ТоАЗа должно работать непрерывно, останавливать его нельзя. По словам Крюкова, есть два варианта остановки. Это «горячая» — когда агрегаты работают вхолостую, продолжая потреблять огромные объемы электроэнергии и газа, и «холодная» – когда установки отключают, что влечет выход оборудования из строя и его ремонт. Оба варианта несут с собой многомиллионные убытки, поэтому одной из главных задач руководства предприятия было и остается обеспечение непрерывного гарантированного сбыта огромных объемов продукции. Это стало возможным, когда у ТоАЗа появился стратегический партнер в лице швейцарской компании «Нитрохем Дистрибьюшн», которая на протяжении многих лет выкупала основной объем производимого тольяттинским гигантом аммиака и карбамида.

Следствие считает, что продукция поставлялась за границу по заниженным ценам, однако, по показаниям Олега Крюкова, цены были рыночными, что подтверждала экспортная служба предприятия, возглавляемая Любовью Тарасенко. Как рассказал Крюков, он специально интересовался, соответствуют ли цены рыночным, в связи с тем, что ранее в отношении руководства ТоАЗа возбуждалось уголовное дело на этот счет, которое после расследования с 2005 по 2010 г.г., впрочем, было прекращено за отсутствием события преступления, в связи с тем, что цены действительно оказались рыночными. Так что оснований не доверять Тарасенко у Крюкова не было.

Бывший руководитель также отметил, что собственником продукции ТоАЗа на основании законодательства РФ является само предприятие, а не акционеры, что опровергает позицию миноритариев «Уралхима» и Седыкина на этот счет.

Пожалуй, самым каверзным вопросом к Крюкову был вопрос о происхождении схемы предполагаемого «теневого» управления «Тольяттиазотом», которую он собственноручно нарисовал в 2013 году. Крюков объяснил, что эта черновая запись иллюстрировала для лучшего понимания версию миноритария «Уралхим», которую они на тот момент излагали в своих показаниях в рамках расследуемого уголовного дела против сотрудников юридической службы ТоАЗ (данное уголовное дело вскоре также было прекращено за отсутствием состава преступления).

Кроме того, при обыске в кабинете Крюкова были найдены несколько листов с записями, которые Крюков ранее не видел. Он не исключил, что их могли оставить у него представители Следственного комитета, которые часто посещали его кабинет во время следственных действий и целыми днями у него сидели, работая за его столом.

Очевидно, не зная, чем «доказать» вину подсудимых, представитель прокуратуры стал задавать Крюкову странные для юриста вопросы, например: «По вашим ощущениям, кто руководил предприятием и являлся акционерами?».

На сегодняшний день, виновность подсудимых действительно не подтверждается ничем, кроме «ощущений» со стороны гособвинения и потерпевших «Уралхима» и Седыкина.

Иван Дмитриев

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

США отказались от ядерной сделки с Ираном и вводят против него новые экономические санкции Участникам хаджа из Сургутского района напоминают, что загранпаспорт нужно оформлять заблаговременно Сургутская библиотека им. А.С. Пушкина приглашает на онлайн конференцию с Анной и Сергеем Литвиновыми Получение водительских прав в автошколе Вираж Кудрин уверен, что повышение в России пенсионного возраста неизбежно

Лента публикаций