Тарас Самборский: ​Фокус. Разъяснения

03.02.2018 0:46 3

Моя последняя заметка о ботаническом саде, увы, содержала неточность – которая, впрочем, никак не меняет общего вывода о злонамеренных действиях чиновников в отношении лакомого куска земли. Я написал, что сургутские власти в ноябре 2016 года через думу города провели новые правила землепользования, в результате чего пресловутые 15 гектар ботанического сада переведены из зоны Р.2 (городские парки и скверы) в зону обыкновенной муниципальной земли. В действительности все было несколько не так, но оттого – ситуация еще более мутная и, допускаю с еще большей вероятностью, более циничная и возмутительная.

Итак.

В феврале 2016 года, то есть еще при предыдущей администрации и предыдущей думе Сургута, заместитель главы города по строительству Александр Шатунов внес изменения в Правила землепользования, которые дума, безусловно, утвердила – никто из депутатов особо не вникал в суть вопроса, тем более что чиновники презентовали его более чем «творчески».

Депутатам было показано три бумажки. Внимательно следим за руками. Показываем фокус.

Первая бумажка – генеральный план Сургута (говорят, этих генпланов существует несколько – на разные случаи жизни; какой из них использовали перед депутатами, сегодня выяснить сложно). На этом генплане искомые 15 га обозначены как «Ботанический сад». Вроде, пока все нормально.

Вторая бумажка – кадастровый план территории. 15 гектаров на нем так же обозначены как «Ботанический сад» (до сих пор, если вы откроете сургутскую кадастральную карту, обнаружите под номером 86:10:0101003/72 участок под названием «Сооружения (ботанический сад)». Полет нормальный, зрители преисполнены вниманием.

Третья бумажка – еще одна выписка из кадастра, где наши 15 гектаров закрашены зеленым цветом – это колористическое обозначение зоны (готовимся, начинается!) Р.2 («Городские парки и скверы»).

Вы все еще ждете фокуса? Наивненькая достопочтенная публика, представление закончилось, освободите зал.

Ах, вы ничего не заметили и не поняли, в чем подвох? Ладно, ладно, объясняем.

Ни в одном представленном документе — ни в генплане, ни в двух кадастрах – зоны Р.2, на самом деле, нет. То есть 15 гектаров из Р.2 вроде не выводили, но вроде ее, этой Р.2, на этих гектарах нет. Ботанический сад – есть, а «Городских парков и скверов» (Р.2) – нет.

До сих пор не поняли?

Дело в следующем. Налицо типичное шулерство, наподобие игры в наперстки. Под каждым наперстком – пусто. Шарик, вернее два шарика («Ботанический сад» и «Р.2»), — в рукавах шулера. В зависимости от задачи из рукава незаметно выкатывается или шарик «Ботанический сад» (усыпить бдительность депутатов или общественности), или шарик «Парки и скверы» (то же самое), или… шарик не выкатывается – поскольку никому не надо знать, что на самом деле задумали предприимчивые чиновники с этой землей.

Резюмируем. Зоны Р.2 нет. Есть — в соответствие с генпланом и кадастром – «Ботанический сад». Казалось бы, в чем сыр-бор? Раз так, оставить ботсад и закрыть тему. Но возникает несколько принципиальных вопросов.

Первый. Шатунова давно уж след простыл, а «новая команда» прет на дендрарий так, словно для нее это вопрос жизни и смерти. С чего бы?

Второй. Почему прокуратура против Ботанического сада, если он официально указан в градостроительных документах? Какова ее роль в этом споре власти и нормальных людей? И почему Шувалов так ухватился за прокурорское мнение?

Третий. При чем во всей этой истории Сургутский университет и почему решение конфликта вокруг Ботанического сада команда Шувалова привязывает исключительно к подписанию некоего меморандума с ректором С. Косенком?

Отвечаем так же по порядку.

1. Видится, что Шатунов, о хлестаковских амбициях которого ходят легенды, планомерно занимался денежным вопросом. Перевод ряда лакомых участков сургутской муниципальный земли в статус, позволяющий их неплохо «оприходовать», это как раз то, что продавливалось им под видом внедрения новых правил землепользования. Вывод ряда участков из зон красных линий в зоны «придорожного сервиса», в частности, не такой уж необычный сюжет для Шатунова: до сих пор Сургут судачит о том, как «суровый» любитель «побороться» с некоторыми автосалонами выезжал из оных на новых люксовых моделях стоимостью в полторы своих годовых зарплаты. Изящное изменение статуса земли под Ботаническим садом – из того же ряда. Житель соседнего термомуровско-чиновничьего жилищного анклава и любитель утренних пробежек по парку За Саймой, он просек, какой невиданный коммерческий потенциал таит в себе это любимое у тысяч сургутян место. Достаточно загодя подготовить бумаги соответствующим образом, и однажды эти гектары принесут миллиарды.

Да вот беда. Не стал мэром.

А вскоре и вовсе вылетел со службы. Как «новая команда» прочухала про головокружительные задумки «Ласкового Мая» (так Шатунова называют в администрации), уже маловажно. Может, сам, наивный, спасая место под солнцем, раскрыл карты, может, кто-то умный (ну чисто вдруг!) обнаружился в «новой команде», но проект оседлала «Кострома». Да так вцепилась в вожжи, что только держись!

Свою позицию «Кострома» обосновывает парадоксально: никакого «Ботанического сада» на этих 15 гектарах нет и быть не может. Свихнувшаяся от этого фантасмагорического сюжета публика бормочет: так вот же, зеленым по белому написано – ботсад! А «Кострома» со своей крестьянской невозмутимостью отвечает: да где ж написано-то, господа хорошие? В генплане? Так это не нормативный документ, это план, там что хочешь можно написать. В кадастре? А на каком основании в кадастре указан ботанический сад? Ошибка, которую мы исправляем. Чистим, так сказать, ваши сургутские авгиевы конюшни.

И здесь, на первый взгляд, чиновники как будто правы. Для того, чтобы и генплан, и кадастр соответствовали правде, ботанический сад необходимо оформить должным образом. Подобное оформление – это серьезная бюрократическая длительная квалифицированная работа. Это согласования, проекты, экспертизы, заключения, акты, внесение данных в земельный документооборот… То есть мало издать приказ о создании ботсада – нужно пройти долгую процедуру его формализации. ЭТОГО НЕ СДЕЛАНО. Не получено от государства официальной бумаги о статусе именно ботанического сада.

Но. Но! Но!!!

Это не значит, что ботанического сада не существует. Он возник на основании официального распоряжения администрации Сургута в 2000 году. Земельный участок (15 гектаров) в 2002 году выделен комитету по экологии именно под создание экспериментального ботанического сада. Все эти годы работы по созданию и эксплуатации ботанического сада финансировались из городского бюджета целевым образом, понесенные городские официальные расходы составляют миллионы рублей. Участок был поставлен на кадастровый учет именно как «Ботанический сад» в зоне Р.2., где и числился до февраля 2016 года. (После «Ботсад» остался, а зона Р.2 – исчезла, то есть началась подготовка к делегитимизации неприкосновенного статуса участка). В 2013 году постановлением правительства ХМАО были регламентированы действия по окончательному оформлению сургутского ботанического сада как юридической единицы. «Усилиями» (или бестолковостью) местных чиновников постановление не выполнено. Но сад есть, идите и потрогайте руками!

2. Но новая сургутская власть упорно не видит предыстории. Она тычет пальцем в пресловутые 15 гектаров (вернее, в восемь) и требует снести «несуществующий» ботсад. Хотя по закону она ОБЯЗАНА ЕГО УЗАКОНИТЬ и выполнить в полном объеме решение субъекта Федерации. То есть привести содержание в соответствие с юридической нормой.

Вместо этого власть каким-то образом убеждает прокуратуру в своей правоте. Прокуратура, до сих пор не замеченная в особой критичности к чиновникам, издает ожидаемый вердикт: посадки незаконны, нарушение закона устранить в 30-дневный срок. Новый вопрос: какие именно посадки незаконны? Те, что финансировались более 15 лет защищенными строками городского бюджета? Проверила ли сургутская прокуратура все документы, связанные с ботаническим садом? Видела ли она распоряжения о его создании, об отводе земли, выделении денег в соответствии с городским бюджетом, постановление правительства Югры? Разбиралась ли с тем, как вносился участок в кадастр, под каким индексом, именем, назначением? Как из кадастра выводился? Как появилось слово «ботанический сад» в генплане? В кадастре?

Если бы все эти следственные действия были осуществлены, то прокуратура была бы обязана вынести предписание об устранении нарушений совсем другого рода: не уничтожать редкие растения, а обязать администрацию Сургута в соответствие с имеющейся правовой базой исполнить решения администрации Сургута и правительства ХМАО и оформить Ботанический сад должным образом. Прокуратура же выдала решение, играющее на руку нынешним чиновникам – вопреки общественному мнению, вопреки официальным решениям прежней сургутской и нынешней окружной властей. Не странно ли? И какой бумагой будет махать нынешний мэр, если данное предписание прокуратуры будет оспорено?

3. Наконец, при чем же во всей этой истории Сургутский университет?

А ни при чем. Вообще. Совершенно.

Да, биологическому факультету позволили экспериментировать на части территории ботсада. Нормальная джентльменская договоренность местной власти с патронируемым университетом. Глупо при создании ботанического сада не учитывать наличие собственного университета с биофаком. Университет много привнес в сад, проводит научные эксперименты. В каком-то смысле университет и ботсад неразрывны. Но университет — ни владелец территории, ни формальный пользователь, ни спонсор или финансист работ на ней. Как горожане пользуются парком За Саймой, так студенты и ученые университета пользуются частью городского ботанического сада. Все, что возникло на этих 15 гектарах – заборы, фундаменты под них, пруды, тротуары, посадки – профинансировано администрацией города.

Поэтому утверждения нашего нынешнего мэра о том, что ботаническому саду надо найти другое место, и вторящее этому прокурорское предписание «об устранении нарушений закона» звучат иезуитски! У Ботанического сада самое что ни на есть законное место, а университетские посадки в нем не могут быть законными или незаконными, поскольку сущностно законен сам ботанический сад!

И вот (внимание, представление продолжается!) мэрия, дабы дезориентировать народ окончательно и отшить общественность от участия в решении проблемы, придумывает… подписать некий меморандум о «переселении» ботсада с ректором СурГУ С. Косенком. С какого, позвольте, бодуна?! Подпишите такую бумагу с любым рядовым сургутянином, который прохаживается по парку, — у него ничуть не меньший статус, чем у представителя университета. Это г-н мэр сам с собой должен подписать обязательство довести чисто бюрократическую работу до конца.

В чем же смысл борьбы «новой команды» за эти золотые гектары? Сами чиновники утверждают, что хотят сделать городу лучше. Почему тогда надо разрушить многолетний труд студентов и списать коту под хвост миллионные расходы бюджета на то, что в свое время как раз для города и создавалось?

Другая версия сургутянам кажется более правдоподобной – не зря старожилы намерены собирать подписи за отставку главы города, потому что не верят в честность чиновников. А именно. Освободить восемь гектаров от всяких там ботаников, разбить парк аттракционов. За бюджетный счет или по концессии, это не суть важно. Этим «магнитом» притягивать десятки тысяч человек. (Смотрите, пока все совершенно бесплатно – для бенефициара идеи). И – последний взмах рукавом – в первой линии улицы Университетская разместить несколько точек общепита и досуга.

Ах, да, там же еще станция юннатов. Что ж эти сургутяне такие бестолковые, лучшей землей в городе толком распорядиться не могут… Туда же, с глаз долой! Гектары должны работать!

В подтверждение второго предположения указывает то, с каким непрошибаемым напором руководство города проталкивает эту глупость по переносу и переобустройству ботанического сада. Чиновники натолкнулись на невиданное доселе общественное сопротивление, поддержанное такими политически значимыми фигурами в городе, как А. Сидоров, Л. Малышкина и рядом общественных деятелей. Атанас Атанасов выступил с идеей отзыва главы города с должности – и сразу сорвал овации у огромной публики. Впервые тема отставки самопровозглашенной «новой команды» из кулуарных разговоров переходит в гласное широкое поле. Сторонников проекта у В.Шувалова вне стен администрации нет, сам проект с точки зрения городских интересов анекдотичен и провален, а политически для них – катастрофичен (нелишне напомнить, что главный идеолог шуваловской команды А. Жердев прервал свою политическую карьеру в родной Костроме из-за почти аналогичного скандала с застройкой Шаговского пруда).

Так ради чего подобные риски? Ради трех ресторанов?

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Новогодние наряды ​Во сколько выключать свет 24 марта? GPS/ГЛОНАСС трекеры. Их виды и назначение ​ГАИ Сургута просит сообщать о пьяных водителях на дорогах города ​Минфин удалил ранее опубликованные данные о зарплатах министров

Лента публикаций