Юлия Захаркина: «Я могу уверенно сказать, что в Сургуте играют не хуже, чем в Москве»

13.03.2018 1:15 10

Юлия Захаркина: «Я могу уверенно сказать, что в Сургуте играют не хуже, чем в Москве»

В Сургуте состоялся очередной, уже четвертый по счету, конкурс юных пианистов «Рояль собирает друзей». В этот раз он приурочен юбилею программы «Новые имена», которую вот уже 25-ый год успешно реализует заслуженный деятель культуры ХМАО, преподаватель Сургутского музыкального колледжа Ольга Дмитриевна Пилецкая совместно с заслуженным учителем России, преподавателем Музыкального колледжа при Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Ольгой Евгеньевной Мечетиной.

В этом году конкурсный отбор был особо тщателен — все музыканты были обязаны исполнить концерт для фортепиано с оркестром. С этой нелегкой задачей справились даже самые юные восьмилетние участники! Лучшие ребята получили право выступить на одной сцене с симфоническим оркестром на гала-концерте конкурса 14 марта в 19:00 на сцене Сургутской филармонии.

Об уровне сургутской фортепианной школы мы поговорили с одним из членов жюри — некогда ученицей ДМШ № 2 им. Г. Кукуевицкого и студенткой Сургутского музыкального колледжа, а ныне аспиранткой итальянской академии музыки в городе Страделла — Юлией Захаркиной.

...Улыбчивая и позитивная Юлия перед нами в своем элегантном, на итальянский манер, бирюзово-синем костюме. Только что на церемонии закрытия конкурса она блестяще отыграла перед участниками программу из произведений Бетховена, Брамса, Рахманинова и Прокофьева.

— Здравствуйте, Юлия! Спасибо за потрясающий концерт! Сколько нужно заниматься, чтобы так хорошо играть на рояле?

— Минимум три часа в день. Вне зависимости от того, есть ли у меня работа или нет. А когда выпадает свободный день, я стараюсь заниматься по 5–6 часов.

— Поделитесь, пожалуйста, вашими впечатлениями о конкурсе. Это первый для вас опыт работы в жюри?

— Нет, когда-то лет пять назад я уже принимала участие в жюри как раз в этом конкурсе. Конечно, всегда приятно, когда ты приезжаешь в родной город и слушаешь детей, большинство из которых учится в твоей школе. Уровень очень высокий. Я могу уверенно сказать, что в Сургуте играют не хуже, чем в Москве.

Здесь очень приятная дружелюбная атмосфера. Все друг друга поддерживают. Видно, что дети играют с удовольствием, а педагоги с удовольствием их учат. Такая большая дружная семья. Вообще для меня приехать в качестве жюри домой всегда очень приятно, а вот играть концерты здесь тяжело.

— Почему?

— Мама мне сказала: «Ну что ты так волнуешься, ты же не в «Ла Скала» играешь». А я: «В «Ла Скала» меня никто не знает. А тут знают все». Это большая ответственность.

— Но все получилось?

— Есть определенные факторы, влияющие на игру. Вчера мы весь день работали, слушали конкурсантов. До этого было две бессонных ночи, перелеты. Состояние с утра было очень тяжелое, но что делать, надо выходить.

—- Вы прилетели к нам прямо из Италии?

— Нет, из Москвы. Именно там живу и работаю постоянно. А в Италию езжу на недельку-две, чтобы позаниматься с профессором Делле Винь (Aquiles Delle Vigne — аргентинский пианист, лауреат международных конкурсов, признанный педагог, проводит мастер-классы в Италии, в университете Моцартеум в Зальцбурге, Королевском Северном музыкальном колледже в Манчестере, Музыкальной школе Джульярда — Прим. ред.).

Выбор программы, которая сегодня звучала на концерте, с чем-то связан?

— Я с этой программой через две недели еду на конкурс. Он будет проходить в академии в Страделле, в которой я учусь.

— Тогда почему выбор пал именно на это учебное заведение?

— Я была там когда-то на конкурсе, ездила на мастер-классы к профессору Делле Винь. Он мне предлагал учиться у него в Португалии, но туда мне летать неудобно. Выбор пал не на определенное учебное заведение, а на профессора. Он ученик самого Клаудио Аррау — великая школа.

— Чувствуете ли вы разницу между немецкой и русской фортепианной школой?

— Я училась у Владимира Мануиловича Троппа в Московской консерватории, у него достаточно скрупулезный подход к работе со звуком и нотным текстом. Но и Владимир Мануилович, и маэстро Делле Винь дают большую свободу в трактовке, не ограничивают твою индивидуальность. Если педагог занимается со студентом с душой, это всегда отражается на нем. Мне нравится, когда меня именно учат, рассказывают «как», а не пытаются добиться абстрактного «что».

— Что касается итальянского музыкального образования, заметна ли разница в обучении?

— Не осмелюсь говорить о разнице в подходах, ведь я не учусь в том учебном заведении постоянно, я только занимаюсь с профессором специальностью. Я приезжаю к нему, играю свою программу, выслушиваю замечания и уезжаю в Москву заниматься.

— В Академии еще есть русскоязычные студенты?

— Один мальчик из Украины. А вот из России пока еще никто не добрался.

— Уже бегло говорите по-итальянски?

— Пока нет, учу.

— Можно несколько советов начинающим музыкантам: как обрести свою индивидуальность звучания?

— Много заниматься. Я считаю, что должен быть широкий кругозор. Много всего ты должен в себя впитывать. Скажем так, творческая индивидуальность — это длительная работа над собой, постоянное самосовершенствование, когда не пускаешь ничего на самотек. И всегда стараешься найти что-то новое и привнести в свою игру, в первую очередь, какой-то смысл.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Нефтеюганске пройдет «Неделя мужского здоровья» Сургутяне собирают деньги семье погибшего под колесами мусоровоза школьника ​Хантымансийцы представили социальные проекты на международном гуманитарном форуме Область применения светодиодных прожекторов ​Географический словарь. Возможная стоянка первых людей Югры

Лента публикаций